Официальный интернет магазин Международного и
Российского институтов Комплексной Сказкотерапии.
ЯРМАРКА СКАЗКОТЕРАПЕВТОВ И МАСТЕРОВ!
В Вашей корзине:
0 товаров
ЗАКАЗАТЬ ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК
Международный
Институт
Комплексной
Сказкотерапии
Российский
Институт
Комплексной
Сказкотерапии
Ждем...
Хотите всегда быть в курсе наших новостей и последних новинок? Оставьте свой e-mail через форму:

Электронные книги

К.Дворжецкая "Наследница"

Возрастная категория Для взрослых (с 14 лет)
Весэлектронная книга
размерформат .pdf
На что направленаВеселый и таинственный сказочный детектив для хорошего настроения!
Для :
женщин, сказкотерапевтов, для себя, для души, для хорошего настроения
Цена:120 руб.

 

Ксения Дворжецкая "Наследница"

Сказочный детектив для взрослых и некотрых детей

 

В последнее время со мной происходит что-то странное…Это началось после того, как я попала в аварию и повредила голову. Нет, я себя прекрасно чувствую, только жизнь встала с ног на голову.

Я как будто подвешена на границе миров, в какой-то другой реальности. Нет, это не мешает мне работать, воспитывать шалопая сына, только чувствую я себя не в своей тарелке.

Может, во всем виноваты мои ночные дежурства в гостинице? Женский коллектив, интриги и страсти? Нет, это совершенно не выводит меня из равновесия, только почему-то вокруг происходят загадочные убийства.

Моя семья очень заботится обо мне. Нет, это нисколько не раздражает меня, только иногда этого оказывается слишком много.

За мной охотятся привидения, призраки ушедших эпох. Нет, это нисколько не смущает меня, только иногда вызывает дрожь во всем теле.

Меня преследует лохматое существо, называющее себя домовым Гаврюшей. Он считает себя моим хранителем. Да это обстоятельство – весьма странное, но именно оно помогло мне распутать сложное преступление и получить наследство.

Причудливый узор судьбы изменяется быстро, и как тут поймешь, что произошло благодаря счастливому стечению обстоятельств, а что – благодаря фантазиям?.. 

Автор умело использует склонность женщины к мистификациям и фантазированию, чтобы сделать обыденную жизнь более красочной. Калейдоскоп невероятных событий, переплетение воображаемого и реального, юмористичность и мистика, - выделяют  истории Ксении Дворжецкой среди женской прозы. Повести адресованы широкой женской аудитории. 

Героиня сказочного детектива живет как будто на границе видимого и невидимого мира, и поэтому становится участницей событий в этих мирах. В реальном мире разворачивается детективный сюжет, корни которого находятся в мире нереального. «Наследница» и «Причудливый узор судьбы» это увлекательные развлекательно-познавательные сказки с насыщенным сюжетом и добрым финалом.

 

 ОТРЫВОК ИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

 

 

 

Ксения Дворжецкая

 

НАСЛЕДНИЦА

 

 

Глава 1

 

В последнее время со мной происходит нечто странное. Непонятные сны, да еще эти видения! Меня просто преследует это лохматое существо, называющее себя домовым Гаврюшей…

Я знаю, что во всем виновата та авария, в которой сильно пострадала моя голова, да и вообще вся жизнь встала с ног на голову…

…Отключив телевизор, я прислушалась к странной, неестественной тишине вокруг. Часы показывали половину четвертого утра. Через огромные окна холла я видела, как весенний питерский ветер исполняет забавный танец с пустым полиэтиленовым пакетом. Он, то гордо разворачивал грудь с надписью «Максидом», то страстно прижимался к земле, чтобы через мгновение вновь взвить в воздух. Мне стало не по себе.

-      Вот так, как с этим мешком, судьба играет с человеком,  - подумала я. - А он сидит нибэнимэком, - как будто решив подбодрить меня, закончил внутренний голос.

С моим внутренним голосом последнее время происходит что-то странное. Стоит только мне настроиться на философский лад, собраться подумать о смысле жизни, а он возьми, да преврати все в каламбур. Это у меня от прабабушки, та была большая шутница. Правда, до черепно-мозговой травмы со мной такого не было. Год назад я попала в страшную автомобильную аварию, и только чудо помогло мне выжить. Постепенно приходя в себя, я стала замечать за собой то, что прежде мне было не свойственно. Так, одним из открытий стало поведение моего внутреннего голоса. Например, прежде, когда мне хотелось пожалеть себя, я сетовала на судьбу своей родной старшей сестре Вере. Это всегда оказывалось к месту, потому что она сама, будучи старой девой, нередко вздыхает о «сложностях жизни». Теперь же, стоит мне только сделать удрученную гримасу и выдавить слезу, как внутренний голос нагло берет надо мной верх и превращает все страдания в невесть что. Вместо того чтобы всхлипывать, я вдруг разражаюсь заливистым смехом, который не прекращается, пока Верка тоже не начинает хохотать.

Когда Верка смеется, все ее девяносто килограмм заходятся от хохота, большие серые глаза становятся узкими щелочками, и даже светлые волосы, подстриженные «под пажа», превращаются в искрящиеся смешинки. Я так люблю когда Вера смеется! К сожалению, последнее время делает она это не часто. Более привычными для нее стали вздохи о не сложившейся личной жизни. Вот зря она так! Верка прекрасная медсестра «золотые руки», где бы она не работала – все ее любят и ценят. А что замуж не вышла, так это из-за меня. Она на тринадцать лет старше, и когда я родилась, сестра стала мне вместо матери, так как родителей мы потеряли рано. Сейчас ей почти сорок восемь, поэтому вздыхает она все чаще.

Раньше, особенно после развода, я ее часто поддерживала, но теперь начинаю не с того, ни с сего хохотать, пока не заражу и сестру. Отсмеявшись, Верка машет на меня руками и, утирая слезы, говорит:

-      Вот, Ксюха, весь кайф сломала, прямо как прабабушка Настя, Царство ей Небесное!

Это правда, наша прабабушка Настя никому не давала вздыхать о превратностях судьбы. Вмиг она придумывала смешную историю, шутила, а если ничего не приходило в голову, вдруг начинала заразительно хохотать. Некоторые на нее сначала обижались, но потом, попав под действие «ударной волны» смеха, оттаивали и, утирая слезы говорили:

-      Фу, ты, кажись от сердца отлегло!

-      Глупые вы, - ласково говорила прабабушка подружкам, - дышите свежим воздухом, слышите как птицы каждый день поют, а сами охаете да жалуетесь! Гляньте – не жизнь, а смех один, вот я вам сейчас такую историю расскажу…

 Помню, как мы с Веркой покатывались со смеху, слушая историю о том, как она стащила из материнского сундука белое полотно, приготовленное ей в приданное, закуталась в него и притаилась в кустах у деревенского кладбища. Старушки от могилок в сумерках домой возвращаются, а она, возьми да и выйди на дорогу, со стонами и завываниями! Бабульки со страху чуть сами на тот свет не отправились. Вот такими историями потчевала нас в детстве прабабушка, вместо сказок… Сколько лет прошло! Вот если бы сейчас она была жива, я бы, наверное, не отбывала ночные дежурства в гостиничном холле, с тоской наблюдая за виражами старого полиэтиленового пакета за окном…

       Воспоминания о моей озорной прабабушке подбодрили меня, но не надолго. Вообще ночные дежурства в гостинице вещь не из приятных. Особенно, когда все затихает, по телевизору заканчиваются программы и я остаюсь наедине с дежурным освещением и пейзажем за окном. В это время уже не поболтаешь с Владиком по телефону, — он видит во сне свои любимые раскопки, да могильники.

Владик – это мой школьный друг, потомственный археолог. Верка все твердит, что он в меня влюблен с детства. А я ей на это отвечаю, что, во-первых, влюбленный мужчина не допустил бы пятнадцать лет назад моего неудачного замуждества; во-вторых, после моего развода он мог бы предложить мне «руку и сердце». Сестра внушает мне, что Владик, как все талантливые мужчины, очень застенчив. После этой фразы «включается» мой внутренний голос, и я, уже не контролируя себя, говорю:

-      Вот-вот, застенчивый – за стенки своих раскопанных могильников только и держится! Ему нужна жена, которая будет как минимум его вдвое старше, чтобы считаться любимой археологической находкой. Помнишь, у Агаты Кристи второй муж был археолог, и отпускал фразы, о том, как он ценит старину, намекая на то, что он значительно моложе своей супруги?

-      Какая ты, Ксюха, злая, - обижается Вера. – Нет, чтобы поддержать человека!

-      А как я его, интересно, должна еще поддерживать?! Я и так на ночных дежурствах по телефону с ним два часа с лишним болтаю. Причем, только о раскопках и археологических находках. Какая женщина еще это выдержит?! Это какой-то археологический секс по телефону, да еще бесплатно!

После таких разговоров Верка только вздыхает:

-      Вот у меня жизнь не сложилась, хочу чтоб хоть ты была счастлива!

Да, Владик хороший друг и очень симпатичный мужчина. Странно, что до сих пор он так и не женился. Я же вижу, как на его сухопарую фигуру и греческий профиль заглядываются женщины. Но он меня ни разу не знакомил со своими подружками, даже когда я была замужем. Верка говорит, что он однолюб. А я соглашаюсь, но с поправкой: Владик однолюб по отношению к старым раскопкам. Правда, когда после аварии я долго лежала в больнице, он даже свои могильники забросил. Наверное, оттого, что я напоминала ему настоящую ископаемую мумию…

Что только в голову не лезет на ночных дежурствах! Воспоминания, картинки из жизни, старые проблемы… Все от того, что нам, ночным дежурным, спать не полагается. Это было первое условие, когда я устраивалась сюда на работу. Гостиница затрапезная, даже названия у нее нет, а порядки как в дорогом отеле… Это Регина Сабитовна, наша директорша, изгаляется. Дрессирует персонал, пользуясь своей властью и сложным положением многих сотрудниц, и моим, в том числе. Разве бы я стала работать в такой гостинице, да еще ночной дежурной, если бы с моим диагнозом после аварии меня взяли в другое место?

Наша гостиница одна из бывших ведомственных, каких в Питере немало. Сюда, как и прежде, попадают только «свои люди». Эти «свои» не такие уж и «большие начальники», просто они знакомы нашей директорше или рекомендованы ей «доверенными лицами». Работают здесь тоже «по знакомству». Меня сюда устроила Верина подруга, заплатив Регине Сабитовне двести «у.е.». При оформлении я поставила в графе анкеты «с правилами ознакомлен» свою размашистую подпись, чем взяла на себя обязательство не спать гостиничными ночами, являться вовремя, быть доброжелательной с гостями, и покорно выслушивать «разбор полетов» от директорши.

Вообще-то, за три месяца работы, я уже привыкла к ночным бдениям. Правда, в последнее время на меня часто вдруг накатывала волна тоски, начинало «сосать под ложечкой», и на сердце становилось очень тревожно. Мне казалось, что в пустынном холле кто-то бродит, я напрягалась, предчувствуя недоброе. Мне хотелось все бросить, и убежать. И только внутренний голос спасал меня добрым прабабушкиным афоризмом:

-      Если боишься, значит – живешь!

Прабабушка часто нам с Веркой рассказывала сказки-страшилки, чтобы мы были храбрыми. Она говорила, что все страшные истории обязательно должны заканчиваться смешно. И вот когда мне на ночных дежурствах становится не по себе, я начинаю придумывать страшную историю, которая закончится смешно.

Последний вариант выглядел так. «Одной старой-старой, черной-черной гостиницей владела страшная-страшная тетка. Глаза ее светились красным, ядовитые волосы отливали зеленью, а ногти на руках были острее кинжалов. Днем она улыбалась постояльцам сладкой улыбкой, а ночью в своем страшном-страшном кабинете разводила огонь и варила убийственное зелье. Тот, кто понюхает его – вмиг теряет разум, а тот, кто отведает его – вмиг умирает. И вот однажды в эту гостиницу устроилась работать одна молодая девушка. Она не знала, что хозяйка – ведьма. Только стала девушка замечать, что по ночам по этажам кто-то ходит и стонет. А потом слышит крики: «Больно мне, больно!» Крики раздавались из кабинета директора. Дрожа от страха, девушка подошла к дверям, чуть приоткрыла их, а там сидит директорша и, делая себе эпиляцию горячим воском, орет: «Ой, больно мне, больно!».

Страшилка собственного сочинения меня немного ободрила.

-           Надо бы добавить в текст, что директорша была волосатой как азербайджанец и у нее росли буденовские усы, а то не ясно, зачем она самостоятельно делала эпиляцию, - подумала я, но в тот же миг тупая боль пронзила все мое тело.

Выронив чашку, я обожглась кофе, но боли уже не чувствовала. Все вдруг стало ватным и непослушным, и, теряя сознание, я рухнула на пол.

-      Вот и все! – пронеслось в голове, когда я проваливалась в мягкий серый туман…