Ждем...
Хотите всегда быть в курсе наших новостей и последних новинок? Оставьте свой e-mail через форму:
Поиск по сайту

Русская сказка "Морозко"

Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева

 

Воспитание девочки

Разговор о русской народной сказке "Морозко"

Сказка из сборника "Народные русские сказки А.Н. Афанасьева" Издательство "Речь", Санкт-Петербург-Москва, 2017. Художник Татьяна Маврина

Читает сказку и комментирует Татьяна Зинкевич-Евстигнеева

 

Дорогие друзья, здравствуйте! Приветствую всех любителей и толкователей сказок. Сегодня мы снова возвращаемся к русским народным сказкам, и снова передо мной лежит сборник народных русских сказок, который вышел в этом году в издательстве «Речь» и проиллюстрирован он художницей Татьяной Мавриной. 

Я возвращаюсь к русской народной сказке «Морозко». С одной стороны, это связано с тем, что стала актуальной тема воспитания девочек, а сказка «Морозко» - это сказка сказок, которая открывает, фактически, тему сокровенного глубинного воспитания девочек, именно в соответствии со своим сакральным пониманием гендера, это сейчас очень важно. С другой стороны, я получила вопрос-просьбу от Валентины Карякиной, которая попросила меня разобрать именно сказку «Морозко», именно русскую народную сказку, необработанную ни Толстым, ни Татьяной Лазаревой. И вот, я выполняю эту просьбу, и надеюсь, что обращение к сказке «Морозко»,  новое обращение, будет полезно всем нам, но в особенности тем, кто воспитывает девочку.

И вот, дорогие друзья, конечно, когда мы вспоминаем сказку «Морозко», многие сразу же вспоминают чудесный фильм-сказку Александра Артуровича Роу, где блестящая Инна Чурикова играет Марфушечку-Душечку. Действительно, это чудная обработка сказки «Морозко», но сегодня мы с вами будем говорить о том варианте, который записал Александр Афанасьев – это сказка довольно лаконична, поэтому, я и считаю, что она стоит как первая, может быть у врат воспитания девочки.

Конечно же, многие сказкотерапевты, те которые знакомы с моей концепцией женских архетипов, и женских архитипических сюжетов, знают, что в сказке «Морозко» зашифрован женский архетипический сюжет «Мачеха и Падчерица», и собственно этим все уже сказано. Но есть, наверное, среди тех, кто будет слушать этот сюжет, это рассуждение, те кто не знаком с концепцией Комплексной Сказкотерапии, не знает, что такое женский архетипический сюжет «Мачеха и Падчерица». Поэтому, я постараюсь говорить об этой сказке максимально просто, и мы естественным образом выйдем на этот женский архетипический сюжет «Мачеха и Падчерица».

Друзья мои, если мы откроем русскую народную сказку «Морозко», мы не увидим здесь никакой предыстории, о том что «жил-был некий мужчина, у него была прекрасная жена, потом она умерла, осталась дочь» - нет никакой предыстории в русской сказке «Морозко». Сказка «Морозко» начинается следующим образом:

 «У мачехи была падчерица да родная дочка; родная что ни сделает, за все ее гладят по головке да приговаривают: «Умница!» А падчерица, как ни угождает — ничем не угодит, все не так, все худо; а надо правду сказать, девочка была золото, в хороших руках она бы как сыр в масле купалась, а у мачехи каждый день слезами умывалась». 

Вот как начинается русская народная сказка «Морозко». И прямо в первой же фразе, мы с вами это читаем не только по писанному, но прежде всего, по неписанному, понимаем, что дело даже не в том, что мужчина женат вторым браком на достаточно скверной женщине (так скажем) - дело совершенно не в этом, дело именно в особой традиции воспитания девочки. 

Еще раз прочитаю, дорогие друзья, самую первую фразу русской народной сказки «Морозко». Самая первая фраза: «У мачехи была падчерица, да родная дочка». Еще раз прочитаю, надеюсь, что вы сразу же услышите и подтекст: «У мачехибыла падчерица, да родная дочка». То есть, ясно совершенно, что под «мачехой» понимается Наставница, и у наставницы было две ученицы – одна условно называется «падчерицей», другая, условно называется «родной дочкой». Нет в русской народной сказке «Морозко» никакой предыстории, о том, что мужчина имеет вторую жену. Нет, сразу же главным героем становится мачеха: «У мачехибыла падчерица, да родная дочка».Но согласитесь, друзья мои, если бы речь шла только о семейные проблеме, то, наверное, по-другому сказка начиналась;  да и родная дочка была бы на первом месте, а падчерица на втором. А сказка начинается так: «У мачехи была падчерица да родная дочка» - то есть, на первом месте падчерица, на втором – родная дочка. Ясно совершенно, что мы имеем дело с двумя ученицами. Одна первая ученица – отличница, ее звали Падчерица; другая – вторая ученица, скажем так, не успевающая барышня, под кодовым названием «родная дочка».

Ну, прошу простить меня за определенную иронию, она связана исключительно с тем, чтобы показать зачин сказки не как семейный конфликт, связанный со вторым браком, с неприятием мачехой собственный падчерицы - дело совершенно не в этом. Дело именно в традиции воспитания девочки наставницей, наставницей, которая по крови с девочкой не связана, то есть, не кровной наставницей.

И вот, если начинаешь искать - где же такая традиция? – Ну, ясно, мальчиков воспитывал наставник, и потом проводил обряд инициации, учил их чему необходимо владеть мужчине. С мальчиками всё понятно. А что, разве у девочек, была такая же традиция? Неужели, девочек могли отдать из семьи на воспитание какой-то посторонней женщине? – Оказывается, что да. Если мы возьмем славянскую традицию – древне-славянскую традицию, то мы обнаружим очень интересную практику воспитания девочек: те девочки, которые отличались определенными способностями, которые отличались и смекалкой, и сообразительностью, восприимчивостью - родители их отдавали в обучение волшебницам, жрицам (так, можно сказать). Потому что, нужно было освоить, то что называлось женским волшебством -  и целительство нужно было освоить, потому что, какая же женщина не может вылечить собственных близких; какая же женщина не знает травы; какая же женщина не может построить нормальные отношения с животными домашними; какая же женщина не знает природных циклов; какая же женщина не знает своего организма - и так далее, так далее, так далее. 

То есть, эти вот знания, которые существовали издревле в культуре славянской - ее сейчас некоторые называют ведической культурой, но мне бы не хотелось присоединяться ни к каким лишним спекуляциям на эту тему. Просто совершенно логично, когда женщина накапливает необходимые знания о жизни в определенных руках, и община, Род имеет женщин с определенным статусом жрицы, которые хранят эти знания и передают. Совершенно естественно и логично когда отбирают девочек, у которых есть способности воспринимать эти знания и нести их дальше. Это все  совершенно естественно вытекает из самой практики жизнедеятельности.

Так вот, дорогие друзья, самое интересное, что девочек, юных девочек, уже в 5, 6 лет, позже, в 7 лет отдавали их к наставнице, к жрице, и  назывались эти девочки Вестами. Веста принимала от наставницы, от жрицы необходимые знания, которые она дальше бы понесла в свою семью, в свой род, и происходило это до первой менструации. Когда начинались первые месячные, становилось понятно, что девочка сготова к замужеству - она уже может готовиться к Союзу с мужчиной. То есть, Весты, после первой менструации, становились Не-Вестами. Он переставали быть Вестами, становились Не-вестами. Соответственно, Невесты - это девочки, которые прошли определённый курс обучения женским знаниям сокровенным, восприняли их, и теперь готовы к созданию своей собственной семьи, к материнству, к пути возлюбленной и жены. И вот, собственно, обучение Весты у жрицы, и описано, зашифровано в этой славной лаконичной русской народной сказке «Морозко». 

То есть, мачеха - это жрица, которая передает необходимые знания двум ученицам. Почему же двум ученицам? – по-видимому, сказка нам хочет передать очень важный шифр о полярных моделях воспитания девочки. Условно назовем первую модель «модель падчерицы», а вторая модель – «родная дочка», и на контрасте, сказка нам показывает, какая из этих моделей воспитания девочки эффективна, а какая – неэффективна.  Совершенно естественно, из сказки следует, что модель воспитания девочки как «падчерица» -  эффективна, а модель воспитания девочки, как «родной дочки» (я в кавычки ставлю это определение «родная дочка») - не эффективно. Любому это будет ясно из самой структуры, самого сюжета сказки.

И тогда, сразу же возникает вопрос: «хорошо, а в чём же тогда состоит эта модель воспитания «падчерица», если она правильная, если она точная, как модель точного воспитания Весты. То есть, девочки, девушки, которая восприимчива и воспринимает сакральные женские знания. И вот интересно, в сказке об этом сказано очень лаконично и очень просто. Сказка «Морозко», не описывает в отличии от других сказок, состав воспитательных процедур, состав уроков, которые предлагает жрица своим воспитанницам. Это есть в других сказках – и в «Крошечке-Хаврошечки», и в «Золушке», и в «Госпоже Метелице» и во многих других. В данной же сказке, мы видим лишь принципы - принцип воспитания Весты (модель «Падчерицы»), и принцип принятия выпускного экзамена. То есть такой, подход, к выпускной квалификации. Потому что, именно эти базовые понятия, сказка «Морозко» нам и передает – принцип воспитания Весты и принцип принятия выпускного экзамена, и принцип сдачи выпускного экзамена. Поэтому, я и говорю, что сказка «Морозко» открывает ворота традиции сакрального женского воспитания.

Давайте с вами посмотрим, а какой же принцип воспитания весты – что об этом говорит сказка: «А падчерица, как ни угождает — ничем не угодит, все не так, все худо; а надо правду сказать, девочка была золото, в хороших руках она бы как сыр в масле купалась, а у мачехи каждый день слезами умывалась». Для нас здесь важны два смысловых маяка: «А падчерица, как ни угождает — ничем не угодит» - это первый смысловой маяк, я прошу его запомнить. И второй смысловой маяк:«а у мачехи каждый день слезами умывалась». Друзья, мои, конечно, если смотреть на эти два принципа, то, что называется «по писанному», только таким обыденным сознанием – мы ничего не поймем. А если мы заглянем глубоко-глубоко – нам многое что откроется.

Итак, первый смысловой маяк воспитания Весты: «А падчерица, как ни угождает — ничем не угодит». Следовательно, девочку учили неугодничеству. Не угождай. Но, давайте разберемся, что это такое – неугодничество. Раз это краеугольный камень воспитания девочки – значит, неугодничество, крайне важно. Давайте пойдем от противного – что такое «угождать»? – это делать то, что приятно другому. Ловить его мнение, ловить его настроение. То есть, угождать – это означает зависеть от реакции другого человека, от его мнения, от его настроения. То есть, угождать, другому – это означает не жить своей собственной жизнью. То есть, угождать, другому, это означает не исследовать, не познавать себя, не изучать, не наблюдать за миром. То есть, одни «не», «не», «не». Угождение другому – это что такое? – рабство. А девочку воспитывали в не-угождении, то есть, в свободе. Но в свободе не в плане современного либерального понимания подхода к воспитанию (я прошу здесь это учесть, дорогие друзья), а свободы, в плане внутренней свободы. Свободы, в понимании принципа самопознания, свободы, в понимании того, что необходимо наводить постоянно порядок внутри и порядок в своей жизни. Другие инструменты для получения свободы – ты их не найдешь. 

И вот, в традиции неугодничества, воспитывали Весту - давайте попробуем это сформулировать, как принцип воспитания девочки, сакрального воспитания девочки. То есть, краеугольный камень сакрального воспитания девочки - это традиция воспитания внутренней Свободы. Стремление к самопознанности, познанию мира, наблюдения за собой и за миром, умение строить отношения (не угождать, а строить отношения) с другими людьми, животными, растениями, различными природными явлениями. Именно строить отношения, строить диалог, но не угождать. 

Это ограничение, которое вводится в сказке «Морозко» (то есть зашифровано в этой сказке), это ограничение, можно так сказать, запрет на угодничество. Раз есть запрет на угодничество, всё остальное поле диалога свободно. Другими словами, мы с вами понимаем, что жрица учила свою ученицу Весту познавать себя, и познавать окружающий мир, и строить диалог с собой и с окружающим миром. На этом диалоге, сокровенном диалоге и строилось то, что называют «магия женского волшебства». Но если ты будешь угождать - ты никогда другому не угодишь. Потому что, если ты будешь другому угождать, между вами установятся взаимоотношения рабовладельца и рабыни, а это совершенно недопустимо - в таких отношениях, обязательно женщина потеряет самое себя. 

Итак, это первый смысловой маячок - принцип неугождения, в котором воспитывали Весту, то есть, сакральное женское воспитание построен на неугодничестве. 

И второй смысловой маячок, мы с вами обозначили: «у мачехи каждый день падчерица слезами умывалась». Что это такое, друзья мои, что это за шифр? Мы с вами очень хорошо знаем такое крылатое выражение, что «тело очищается водою, а душа слезами». Если мы проведем такой экспресс-анализ множества сказок, где есть мотив женских слез, то мы с вами увидим, насколько целительными оказываются женские слезы в сказках. Мы с вами увидим, что женские слезы, именно в сказках, являются волшебным инструментом. В каких-то сказках они превращаются в жемчужины. В каких-то сказках - превращаются в серьёзные водные коммуникации. В каких-то сказках, именно слёзы позволяют прийти к  исцелению, допустим, в «Снежной Королеве», Андерсена. То есть символизм женских слез в сказках, это не бытовой символизм. Слезы это не просто соленая вода, хотя солёная вода - это морская вода (из моря вышла жизнь). 

Женские слезы - это особое вещество, особое состояние воды, которое способствует наведению внутреннего порядка, внутренней чистоты. Как говорится, «наведи порядок внутри и станешь порядочной женщиной» - приведи в порядок свою жизнь и станешь порядочной. То есть умываться слезами, в сказочном контексте, означает дорогу к порядку, дорогу к чистоте. И получается, если мы соединим эти два смысловых маяка, два краеугольных камня сакрального женского воспитания - что мы с вами увидим? 

Девочку воспитывает жрица в традиции исследования себя и мира, построения диалога с ним. Девочке вводится запрет на взаимоотношения в системе «рабство». Девочку обучают практикам очищения собственного естества и поддержания чистоты, как внутри, так и вокруг себя. Так как женщина, естественно, - хранительница очага. Женщина каждый день ведет свою собственную битву с энтропией, с грязью, с тем, что приносит ее жизнь. И этот внутренний принцип чистоты, инструмент слёз, как некоего вещества, которое способно многое очистить. Мы с вами знаем, что некоторые женщины, абсолютно инстинктивно, интуитивно прибегают к слезам, как к последнему средству - это имеет под собой сакральное основание, потому что женщине хочется очистить какую-то ситуацию, которую она интуитивно воспринимает как загрязненную, и она использует, совершенно естественно и логично, для этого слёзы.

Вот, друзья, мои, такой сложнейший, и в то же время простой принцип воспитания девочки.

А давайте теперь посмотрим, как же выглядит выпускной экзамен, зашифрованный в сказке «Морозко». Что же нужно показать, какие умения нужно продемонстрировать выпускнице – Весте, чтобы уже стать Не-Вестой, чтобы мачеха (а точнее - жрица) поняла, что ее отличница усвоила программу? Как выглядит это испытание?

«придумала мачеха падчерицу со двора согнать»- то есть ясно совершенно, что в состав выпускного экзамена входит дистанцирование от привычного места, и помещение экзаменуемую девушку -  Весту, в сложные жизненные обстоятельства.

Итак, «придумала мачеха падчерицу со двора согнать: «Вези, вези, старик, ее куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали, чтобы мои уши об ней не слыхали; да не вези к родным в теплую хату, а во чисто поле на трескун-мороз!» 

Старик затужил, заплакал; однако посадил дочку на сани, хотел прикрыть попонкой — и то побоялся; повез бездомную во чисто поле, свалил на сугроб, перекрестил, а сам поскорее домой, чтоб глаза не видали дочерниной смерти.

Осталась бедненькая, трясется и тихонько молитву творит. 

Приходит Мороз, попрыгивает-поскакивает, на красную девушку поглядывает: «Девушка, девушка, я Мороз красный нос!» 

— «Добро пожаловать, Мороз; знать, бог тебя принес по мою душу грешную». 

Мороз хотел ее стукнуть, пришибить и заморозить; но полюбились ему ее умные речи, жаль стало! Бросил он ей шубу. 

Оделась она в шубу, поджала ножки, сидит. 

Опять пришел Мороз красный нос, попрыгивает-поскакивает, на красную девушку поглядывает: «Девушка, девушка, я Мороз красный нос!» 

— «Добро пожаловать, Мороз; знать, бог тебя принес по мою душу грешную». 

Мороз пришел совсем не по душу, он принес красной девушке сундук высокий да тяжелый, полный всякого приданого. Уселась она в шубочке на сундучке, такая веселенькая, такая хорошенькая! 

Опять пришел Мороз красный нос, попрыгивает-поскакивает, на красную девушку поглядывает. Она его приветила, а он ей подарил платье, шитое и серебром и золотом. Надела она и стала какая красавица, какая нарядница! Сидит и песенки попевает.»

 

Давайте, дорогие друзья, рассмотрим этот эпизод сказки «Морозко», именно в контексте выпускного экзамена Весты. Ясно совершенно, что в сценарии этого экзамена предусмотрена изоляция девушки и помещение ее в очень тяжелые погодные условия. Ясно совершенно, что девушка-выпускница должна продемонстрировать жизнестойкость. Она должна настолько хорошо управлять собственным теплообменом - подчеркиваю это, чтобы пройти это испытание холодом. 

Управление теплообменом, способность ходить в легком платье, и даже босиком по снегу – эту способность мы иногда наблюдаем у Святых женщин. Если вспомнить житие Святой Блаженной Ксении Петербургской, то мы открываем, что юродивая ходила босая круглый год и не брала никакой теплой одежды – она ходила в старом мужнином мундире. Периодически появляются сообщения о женщинах, которые ходят практически раздетыми в лютый мороз, и совершенно его не боятся. Почему? Потому что, они научились управлять собственным теплообменом.

И мы с вами знаем, что есть женщины, которые постоянно мерзнут - у них постоянно холодные руки, у них постоянно холодные ноги, у них постоянно холодный нос, они постоянно во что-то тёплое кутаются. То есть, искусство управления собственным теплообменом, женщиной не усвоено. Но друзья мои, это совершенно неудивительно. Ведь нас не учат в школе Вест, и мы специально не имеем таких уроков, женских уроков - управление собственным теплообменом. Но, тем не менее, одной из квалификационных характеристик (скажем так) выпускницы, является способность управлять собственным теплообменом – не мерзнуть. Это связано с физиологическим навыком управления теплообменом. 

Но давайте возьмём психологический, сакральный контекст управления теплообменом, эмоциональным теплообменом. В течение жизни женщина попадает в очень разные условия. И не только ей приходится оказаться в теплой избе, в добрых, тёплых, искренних человеческих чувствах. Но нередко женщина оказывается в очень холодной эмоционально психологической среде, когда ее начинают травить, когда ее просто замораживают пренебрежением. И здесь требуется психологический теплообмен. 

Как бы то ни было, ей нельзя поддаваться такому холоду человеческих сердец, ей нельзя поддаваться тому яду, который идёт из жестких сердец от человеческой жестокости,  от ожесточенности - ей нужно себя сохранить. То есть, девушке обязательно нужно уметь сохранять внутреннее тепло как на физиологическом уровне, так и на эмоциональном уровне, на уровне сокровенном, на уровне мыслей и чувств, идей, восприятия мира. Потому что мороз - это природное явление, которое имеет определенный период действия. Он не может действовать всю жизнь, если конечно, женщина не станет жить на Северном Полюсе (но, как правило, женщины там не живут). 

То есть, теплообмен физический - это определённые практики которым нужно учиться, определённые гимнастики женские, которые существовали у древних славян, прежде всего. И сейчас многие женщины их восстанавливают, осваивают и начинают управлять собственным теплообменом и циркуляцией энергии в своём организме. Но также, девушка должна уметь управлять эмоциональным теплообменом, уметь себя защищать от эмоционального, чувственного, ценностного, идеологического мороза, от мороза пропаганды, в том числе. То есть, речь идет об эмоциональном, нравственном иммунитете, которые должна продемонстрировать выпускница.

 Если мы с вами посмотрим на стратегию, то мы с вами увидим третью компетенцию, которую должна продемонстрировать выпускница школы жрицы. Как интересно отвечает, какую стратегию выбирает падчерица -  стратегию ответов, стратегию поведения с Морозом. Она ему не перечит. Если мы вспомним сказку экранизированную Александром Артуровичем Роу, там Мороз так и говорит: «хорошая ты девушка, неперечливая» -  то есть, не перечит Морозу. 

Некоторые матери меня спрашивают: «ну, что же, получается, вы пропагандируете такую позицию жертвы для наших девочек – ее будут обижать, а она не должна никоим образом за себя постоять». Да ничего подобного! Я этого ни в коем случае, не пропагандирую. Я более того вам скажу, поскольку мы с вами русскую народную сказку обсуждаем, то есть обращаемся к народным традициям - так вот, в народной славянской традиции, эта поговорка: «бьет по щеке, подставь другую», имела продолжение: «бьют по одной щеке - подставь другую, за то что позволила ударить себя по первой». Это касалось и мужчин и женщин, то есть речь ни в коем случае не идёт о том, что неперечливость девушки связана с позицией жертвы. Ни в коем случае, наоборот, героиня сказки «Морозко» - Падчерица, выбирает такую стратегию поведения с Морозом, чтобы Мороз не ударил ее по одной щеке, чтобы ей не нужно было подставлять другую, за то, что она позволила, что ее ударили по первой. Она выбирает такую стратегию, чтобы Мороз ей не принес вреда. Это очень важная женская стратегия. Не избегание вреда, а хитромудрие. Точность поведения, точность распознавания того, кто перед тобой, для того чтобы тебе не принес вред тот, кто перед тобой. 

Собственно, вот эта практика, это умение не допускать вреда - это основа техники безопасности женской для установления диалога с миром, с миром живых существ. Если вспомнить, что наши далекие предки жили неподалеку от лесов, а в этих лесах было достаточно диких зверей, и девочки ходили по грибы по ягоды  - то есть, это означает, что они умели себя защитить. То есть они знали, как не допускать вреда. И жрица, свою ученицу лучшую, этому естественно научила. И  девочка нам показывает, что она умеет не допускать вреда до себя. А как она это делает? - В сказке написано. Вот, она говорит: «Добро пожаловать, Мороз; знать, бог тебя принес по мою душу грешную». И она эту фразу, повторяет 3 раза.

Давайте ее разберем, потому что в этой фразе, действительно есть глубинный шифр, ответ на вопрос: как освоить девочке, девушке, женщине практику недопущения до себя вреда. 

Шаг первый: «Добро пожаловать, Мороз» -  то есть, нужно точно идентифицировать кто перед тобой, что это за существо. Если это Мороз – значит, это Мороз. Если заяц - значит заяц. Если это Медведь - это Медведь. Если клеветник - это клеветник. Если это всезнайка - это всезнайка. Если это просто добрый хороший человек – значит, это просто добрый человек. Точность диагностики - кто перед тобой.

И следующий шаг - точность наименования. Вслушайтесь: «Добро пожаловать, Мороз» девушка называет того, кто рядом с ней. Понятно, что он и сам рекомендуется. А вот, что за шифр здесь: «Девушка, девушка, я Мороз красный нос!»- то есть, другое существо внешнего мира, всегда имеет открытую информацию, которую нужно просто считать.  Вот она основа диагностики: Мороз открывается ей. Он не говорит: «девушка, девушка, я Волк. Сейчас я тебя съем». Нет, ничего подобного. Он говорит: «Девушка, девушка, я Мороз красный нос!»,то есть шифр здесь очень точный. Вот, пожалуйста, ты всегда моя дорогая девочка, найдёшь доступ к открытый информации, кто перед тобой. Каждое живое существо имеет открытую информацию о самом себе. Не надо ее домысливать - ты ее просто зарегистрируй. Собственно, этому Падчерица несколько лет училась. 

Итак, точность диагностики – умение снимать ту открытую информацию о живом существе, об объекте окружающего мира, о природном явлении, которое всегда находится в открытом доступе.

И третий шаг, очень важный – доброжелательный настрой: «Добро пожаловать, Мороз». Смотрите, как интересно: девушка, можно сказать, замерзает, но начинает свой речевой оборот со слов «Добро пожаловать»- то есть, она говорит, что «я иду к тебе с добром и выбор перед тобой, брать грех на душу». «Если я иду к тебе с добром, а ты меня убьёшь, причинишь мне вред, значит, ты возьмёшь грех на душу, но не я». Такое удивительное нравственное, совестливое обращение она делает к живому существу, к Морозу. «Добро пожаловать, Мороз» - фактически, она говорит: «я поняла, кто передо мной, я открыта, я несу добро, я понимаю, кто ты есть, и я даю тебе право не причинять мне вреда, не брать грех на душу». 

Следующее слагаемое женской стратегии недопущения вреда, в продолжении фразы, которую говорит Падчерица, повторяет три раза (замечу еще раз): «знать, бог тебя принес по мою душу грешную». Кто-то может сказать, что здесь она точно к смерти приготовилась - ничего подобного. Ничего подобного. О смерти здесь ничего не говорится, не надо ничего домысливать при анализе сказок. Сказки невероятно точны. Что же здесь говорит на самом деле Падчерица: «знать, бог тебя принес по мою душу грешную»- она говорит: «ты пришел по Божьей воле, ты не сам пришел. Я чту божью волю, я сохраняю постоянно с ним связь, потому что, через это я забочусь о собственной душе».

Давайте теперь переведем эту фразу, которую три раза повторяет Падчерица, на более понятный нам язык. Я еще раз напомню эту фразу:«Добро пожаловать, Мороззнать, бог тебя принес по мою душу грешную». Перевод: «здравствуй, Мороз. Я знаю, кто ты такой. Знаю, что ты за существо. Знаю, что ты несешь. Знаю, что мне нелегко будет рядом с тобой. Я всё это очень хорошо знаю. Но знай также и ты, что я открыта, я не несу тебе зла, я готова нести тебе добро. Я знаю, что ты в мою жизнь пришел не по собственной воле, а по божьему промыслу, и поскольку, я постоянно сохраняю связь с Богом промыслом божьим, я постоянно работаю над своей душой. Благодаря божьему промыслу взращивается моя душа. Если тебе по нраву, если тебе по душе такой мой Кодекс Чести, такая моя нравственная позиция, если тебе она по совести  - давай дружить. Если не по нраву – то меня Бог защитит».

Вот такая красивая, на мой взгляд, глубокая женская защитная стратегия. И Падчерица, как отличница в школе Вест, показала, что она ею прекрасно владеет. И дальше, в этом сюжете показывается, что начинается диалог с Морозом. И Мороз, в этом диалоге, начинает открывать ей свое добро, начинает включать свою силу в ее судьбу, поскольку девушка сказала, что «я открыта для тебя. Если ты по-доброму будешь со мной строить отношения - я для тебя открыта». Этим она дала разрешение включить способности, дары Мороза, как природной силы, в свою судьбу, в свою жизнь. И он инициирует ее в более зрелое женское состояние. 

Видите, какие интересные компетенции зрелой Не-Весты продемонстрировала Падчерица, и сдала экзамен.

Но также, рассматривая этот эпизод инициации, этого выпускного экзамена, мы не можем с вами обойти мотив построения отношений между мужчиной и женщиной. Потому что, фактически, между Морозом и Падчерицей разыгрывается некое ритуальное действие, которое связано с принятием ухаживаний мужчины. И здесь, Падчерица показывает, что она умеет принимать ухаживания мужчины, умеет принимать подарки. Она укрепляется  мужскими подарками, и она создает такие обстоятельства, такую среду вокруг себя, чтобы мужчине хотелось ей дарить подарки, чтобы хотелось за ней ухаживать. Надо сказать, будущая Не-Веста здесь проходит еще экзамен на способность строить отношения с мужчиной, способность принимать его ухаживания, потому что, от этого периода ухаживания, от того как он будет выстроен - во многом зависит благополучие всего семейного союза. 

Что тут можно сказать, друзья мои - наша героиня Падчерица, она недаром обозначена мною, как отличница, как любимая ученица. Недаром сказка начинается: «У мачехи была падчерица, да родная дочка». Любимая ученица сдает экзамен - всё хорошо.

Но мы пойдем с вами дальше по тексту сказки: «А мачеха по ней поминки справляет; напекла блинов. Ступай, муж, вези хоронить свою дочь».Что же за поминки? Если допустить, что мачеха - это наставница, жрица. Что это за поминки? -  Проводы прежнего качества. Она больше Вестой не будет, она теперь Невеста. Нужно похоронить это прежнее детское инфантильное ученическое качество своей воспитанницы.

«Старик поехал. А собачка под столом: 

«Тяв, тяв! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не берут!»

 — Молчи, дура! На блин, скажи: старухину дочь женихи возьмут, а стариковой одни косточки привезут! 

Собачка съела блин да опять: 

«Тяв, тяв! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не берут!»

Старуха и блины давала и била ее, а собачка все свое: «Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не возьмут!»

Скрипнули ворота, растворилися двери, несут сундук высокий, тяжелый, идет падчерица — панья паньей сияет! 

Мачеха глянула — и руки врозь!» 

Друзья мои, здесь совершенно очаровательный шифр заслуженного вознаграждения, и шифр оглашения нового качества. Глашатаем нового качества Невесты, является эта собачка, как символ друга. Мы с вами знаем, что очень часто в русских народных сказках собака является очень преданным помощником. Какая-то дворняга, но она всегда знает правду, и часто даже спасает положение. В данном случае, в сказке «Морозко», собачка является глашатаем нового качества невесты: невесту везут в дом, она выполнила все задания, прошла испытания, она доказала, что знания, которые в нее вкладывала наставница не ушли в песок – она умеет ими пользоваться. Все очень хорошо. Три раза ее оглашают. И провокацию устраивает жрица для этой собачки: и кнутом, и пряником пытается ее сбить. Но глашатай свое дело знает. Весь мир получает весть о том, что Веста стала Невестой. Здесь мы можем сказать, что была такая практика, когда оглашали: «в нашем доме есть невеста. Мы готовы принимать сватов». Еще для приличия эту информацию проверяли - до трех раз, (поэтому в сказке, эта ситуация с собакой повторяется), но потом все-таки принимается – «ого, значит, в этом доме, в этом роду уже есть невеста, можно засылать сватов».

Ну, и сказка заканчивается – мы с вами очень хорошо знаем, как – второй на экзамен идет двоечница, так называемая, родная дочь.

- Старик, старик, запрягай других лошадей, вези мою дочь поскорей! Посади на то же поле, на то же место. Повез старик на то же поле, посадил на то же место. Пришел и Мороз красный нос, поглядел на свою гостью, попрыгал-поскакал, а хороших речей не дождал; рассердился, хватил ее и убил. 

- Старик, ступай, мою дочь привези, лихих коней запряги, да саней не повали, да сундук не оброни!

 А собачка под столом: «Тяв, тяв! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной в мешке косточки везут!» 

— Не ври! На пирог, скажи: старухину в злате, в серебре везут!

 Растворились ворота, старуха выбежала встречать дочь, да вместо ее, обняла холодное тело. Заплакала, заголосила, да поздно!»

Вот, такое предупреждение для нерадивых учениц, зашифровано в финале этой сказки -  родная дочь не сдает экзамен, и соответственно, остается на второй год. А почему она не сдает экзамен? – а об этом сказано в начале сказки:«родная что ни сделает, за все ее гладят по головке да приговаривают: «Умница!» 

Вот, сказка «Морозко» предупреждает многих родителей, которые с добром, в нежности, в ласке воспитывать своих деток. Это замечательно, девочку важно воспитывать в ласке, но нельзя ее воспитывать в угождении – в угождении капризам, в угождении, может быть невероятным, абсолютно незрелым желаниям. Здесь, сказка, прежде всего, предупреждает родителей: воспитывать девочку в ласке – да. Но воспитывать ее в глубокой ласке - чтобы ласка эта побуждала ее постигать себя, мир, строить точные отношения, понимать, как себя защитить в мире, как управлять собой.

Но если вы будете потакать капризам, если вы будете потакать таким болезнетворным аспектам характера, то у этой девочки будет весьма печальная судьба. Дело не в том, что привезут в «мешке косточки». Дело в том, чтоона будет беззащитна на дороге жизни – она может зависеть от мнения окружающих, она будет падка на мужскую ласку, и может оказаться обманутой. 

Этот образ: в «мешке косточки» привезут – понятно, что ее костяная суть останется, но «мясо жизни», мясо жизненного опыта, она вряд ли приобретет, если воспитывать девочку в таком попустительском варианте. К попустительскому варианту, относится такая практика, как воспитание девочки как принцессы – пусть у нее будет самое лучшее, пусть она будет самая «крутая», такая «вся из себя». Такая модель воспитания девочки очень далеко отстоит от воспитания девочки как Весты, как посвященной. Конечно же, выбор всегда за родителями, сказка лишь предупреждает, сказка лишь рассказывает. Можно пойти по пути этой модели – модели Падчерицы, можно пойти по другой модели, так называемой, «родной дочери» - пожалуйста. Я вам расскажу и об одной и о другой модели. Но знайте, что жизнь обязательно устроит свой выпускной экзамен, и хотелось бы, чтобы дочери, девочки, его успешно прошли. 

Если говорить о возрасте такого выпускного экзамена, то такие инициирующие события в жизни девушки, отроковицы, выпадают на период от 12 до 16 лет. Сама острая точка женской инициации, прохождение испытания «Морозом, красным носом», происходит, как правило, в 14 лет. Девочка может сильно влюбиться или девочка может быть, поставлена в условия выживания, где будет проходить проверка на жизнестойкость. Или девочка будет вынуждена (так обстоятельства сложатся) ухаживать за больной бабушкой, или матерью, или она будет свидетельницей какого-то невероятного события – это острейшее жизненное испытание и есть инициация, об этом сказка тоже предупреждает. Не надо пугаться. Не нужно превращать это в жуткую трагедию, важно понимать, что это проверка на жизнестойкость, и вызов на то чтобы проявить те женские сокровенные навыки, которые были заложены до того, как это событие пришло.

Поэтому, воспитание девочки как Весты до начала менструации, крайне важно, чтобы она была готова к самостоятельной жизни, чтобы она готова была к тому, чтобы стать Невестой. То есть, выйти из-под защиты своего собственного Рода, выйти из-под защиты наставников и перейти под покров мужчины и его Рода.

Вот, дорогие друзья, мы чуть-чуть с вами приоткрыли сказку «Морозко». Приоткрыли шифры таинственные, именно в контексте воспитания девочки. На мой взгляд, сказка «Морозко» стоит в самом начале этой удивительной дороги – сакрального воспитания девочки, передача ей сокровенных знаний о жизни и о том, как пульсирует внутри нас, как разворачивается удивительная уникальная и таинственная женская сущность. 

Благодарю вас, за ваше внимание, терпение и мудрость. До новых встреч.