Ждем...
Хотите всегда быть в курсе наших новостей и последних новинок? Оставьте свой e-mail через форму:
Поиск по сайту

Армянская сказка «Девушка, заслужившая мужской пол»

Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева

 

Армянская сказка «Девушка, заслужившая мужской пол»

Сказка из араратской деревни Ошакан. 

Текст приводится по изданию 1933 года. 

Ссылка на текст сказки: http://armenian-tales.ru/ta016a.htm

На первый взгляд это необычная сказка о перемене пола с женского на мужской. Однако если разобрать глубинный шифр этой армянской истории, откроется сценарий мужскойинициации.

Мотив превращения девушки в мужчину отмечен фольклористами у таких народов:

Мпонгве (Африка) гуджарати, гонды, армяне, испанцы, португальцы, итальянцы, ирландцы, шотландцы, валлоны, немцы, австрийцы, гуджарати, север Индии (хинди), гонды, сербы, хорваты, боснийцы, македонцы, румыны, молдаване, болгары, албанцы, греки, поляки, белорусы, абхазы, адыги, осетины, ставропольские туркмены, лезгины, грузины, армяне, азербайджанцы, турки, персы, финны, латыши, литовцы, норвежцы, датчане.

Анализ сюжетов показал: 

1. В Африканских и Южноевропейских сказках превращение девушки в мужчину обоснован самозащитой. Мужскойоблик дает девице спасение.

2. На Балканах, Кавказе, Малой и Средней Азии, а также Прибалтике - женский облик является скорее метафорой мужскойнезрелости. Поскольку все сказки изобилуют подробным рассказом испытаний, предусмотренных в ритуалах мужских посвящений.

Аналитическую справку в фольклоре каких народов встречается сюжет превращения девушки в мужчину можно найти здесь: http://www.ruthenia.ru/folklore/berezkin/132-59.htm

 

Читает сказку и комментирует Татьяна Зинкевич-Евстигнеева

Здравствуйте, дорогие друзья, приветствую всех любителей и исследователей сказок. Сегодня у нас встреча, поводом для которой стало предложение Юлии Фрумкиной. Я ее благодарю за это. Она попросила разобрать армянскую сказку «Девушка, заслужившая мужской пол». Действительно, сказка необычна для русского фольклора. В русском фольклоре она не встречается, но зато встречается такой мотив у многих других народов. 

И поскольку, у меня нет, к сожалению, сборника армянских сказок, я держу перед собой распечатанный вариант этой армянской сказки, и благодарю Валерию Дмитриеву, которая извлекла эту сказку из сборника1933 года. Мотив превращения девушки в мужчину, сегодня может быть некоторыми людьми, поклонниками либеральной формы воспитания, этими людьми он может рассматриваться достаточно спекулятивно, поэтому, очень бы хотелось серьезно поговорить об этом мотиве, который достаточно распространен в фольклоре, пусть и не в таком изящном виде, не в такой красивой форме, как армянская сказка. Надо сказать, что армянские сказки вообще отличаются особой поэтичностью, красивостью, гладкостью, образностью текста.

И друзья мои, я хочу сказать, что мотив превращения девушки в мужчину, можно найти среди очень многих народов, он даже имеет определенный номер, определенный шифр в классификации фольклорно мифологических мотивов по ареалам. И распространен такой мотив на Балканах, есть он у греков, есть он на Кавказе, встречается он в Индии, в Иране, в Африке и в южной Европе, и даже он встречается в латышских народных сказках. И можно сказать, что девушка меняет свой облик, и даже полностью меняет пол с женского на мужской по двум таким серьезным, глобальным причинам. 

Я проанализировала все сюжеты, которые мне были доступны. И могу сказать, что первый случай, когда девушка меняет свой облик на мужской (сначала облик, а потом и телесно она меняется) – это происходит в результате очень сложных жизненных обстоятельств, в которые она попадает и для нее мужской облик, и мужское тело, которое она приобретает, является спасением. Такой мотив можно найти в африканских сказках, в частности сказки народов бандоязычной части, так можно сказать. Там, героиня ошибочно принимает за мужчину леопарда (мы бы сказали как сказкотерапевты, что здесь имеет место быть встреча с хищником). И чтобы спастись от того, чтобы быть съеденной (потому что леопард - настоящая Синяя Борода в этой африканской сказке), девушка спасается именно благодаря тому, что она превращается в мужчину. 

Такая же похожая история встречается в португальских сказках. Например, в сказке, где король хочет жениться на дочери, и та убегает от него в мужской одежде, она выигрывает рыцарский турнир, и должна жениться на принцессе, и так складываются обстоятельства, что она и превращается в мужчину. Этот сюжет, он связан с превращением девушки в мужчину, потому что это ее спасение. И действительно, мы в нашей группе обсуждали этот момент и статус мужской, он дает преимущество и в Армении, и в Афганистане. 

Я благодарю Елену Сергашову, которая дала такие интересные примеры, про третий род фактически, в племенах Океании – Самуа, и в Афганистане. Действительно, мужской статус, мужская модель поведения, в достаточно сложных культурах, где женщина в угнетенном состоянии находится – мужской образ является спасением. И этот мотив невозможно отвергать, и мы его еще находим и в Африке, и в Португалии.

Второй большой класс сказок, и они значительно более многочисленны, я бы сказала, что это сказки, в которых является описание сюжета мужской инициации. И в этих сказках, женский облик изначальный отражает определенное состояние незрелости юноши, которое ему нужно преодолеть, и фактически, мы в этих сказках наблюдаем абсолютно подробнейшее описание сюжета мужского посвящения. И я допускаю, что инициирующая ролевая игра, где происходят такое символическое замещение полоролевое – это часть сюжета инициации.

Такие сказки, где девушку родители переодевают в юношу, потому что им нужен мальчик, они очень распространены на Балканах. Допустим, у Болгар, жена богатого человека рожает вместо сына, дочь, она это скрывает от мужа. Мнимый юноша уходит из дома; получает коня от благодарной змеи; побеждает в состязаниях; получает царевну. Ночью мнимый мужчина отворачивается от жены или кладет меч между собой и женой; жена дает трудные поручения, чтобы избавиться от него. Например, оседлать дикую кобылицу; принести живую воду; принести золотые яблоки от змея. И при исполнении последнего поручения Змей, или Див, дэв (СамоДэв) проклинает похитителя, то есть проклинает мнимого юношу, и в этом проклятье читается шифр смены пола: пусть все станет наоборот – пусть мужчина станет женщиной, а женщина станет мужчиной.

Этот сюжет очень ярок у Болгар, у Албанцев, у Осетин, у Греков, и также, он встречается в Иранских сказках, Персидских сказках, и можно найти в Латышских сказках этот сюжет. И собственно, наша сказка, которая послужила поводом для сегодняшней встречи армянская сказка «Девушка, заслужившая мужской пол» – как раз и относится к такого рода историям, которые фактически шифруют (достаточно подробно шифруют) сценарий мужской инициации. И женский облик в данном случае – это обозначение определенного незрелого эволюционного состояния юноши.

Я надеюсь, дорогие друзья, вы смогли прочитать эту сказку «Девушка, заслужившая мужской пол» (она выложена у нас в группе, ее выложила Валерия Дмитриева). Я буду комментировать по кусочку эту сказку. Заранее прошу прощения у тех, кто предпочитает изначально приобретать целостное восприятие сказки, но у нас сейчас другая задача – нам нужно разобраться в принципе с такого рода мотивом, которого нет в русской культуре. А что это означает? – это означает, что в русской культуре не были приняты такого рода, инициирующие ролевые игры как инструмент мужской инициации. Но в других культурах, которые живут (жили) по соседству с нашей – это было принято. Мы постараемся рассмотреть с вами и сакральные аспекты этой истории, и психологические, и те, которые нам откроются.

Итак, армянская сказкакоторая рассказана в араратской долине, в деревне Ошакан, и там записана исследователями «Девушка, заслужившая мужской пол».

Я прошу обратить внимание, на само название этой сказки, что девушка именно заслужившая(это заслуга), и это лишнее доказательство того, что мы имеем дело, с сюжетом древнего мужского посвящения. 

Итак, «Девушка заслужившая мужской пол»:«Была у старухи единственная дочка. Старуха наряжала ее в мужскую одежду, чтоб она могла играть с мальчиками соседей». 

Вот, здесь мы с вами остановимся. Итак, мы имеем дело, как бы сейчас сказали социальные работники – с неполной семьей, то есть, мать воспитывает дочь. Понятно, что такая семья не обладает высокой социальной силой, таким устойчивым социальным потенциалом, и с этим нужно что-то делать. И старуха (даже если представить себе, что действительно, это мать и дочь) предпринимает такой шаг для социального укрепления семьи – она переодевает свою дочь в мужскую одежду, чтобы «она могла играть с мальчиками соседей», то есть, чтобы ее дочь входила в мужское сообщество, потихонечку укреплялась. 

Но если все-таки, мы с вами допускаем, что речь идет о мужской инициации, тогда мы совсем иначе рассматриваем этот стартовый эпизод сказки. Итак, мать воспитывает сына одна, но мы с вами знаем, что при такой стартовой истории, очень велик соблазн не додать мальчику мужского воспитания. И мы с вами знаем, такое явление, как «маменькин сынок». И такая феминизация на мальчика, к сожалению, это такой бич от которого потом страдают не только сами мальчики, вырастая, но и девочки, которые становятся их подругами. И вот здесь, мы видим, что мать предпринимает попытки воспитывать мальчика все-таки более маскулинным образом. Не так как женщина, а так, как следовало бы ему развиваться, как мальчику. Она подчеркивает его мужской статус. Несмотря на то, что он растет без наставника, без отца, но, тем не менее, она ему повторяет, «что ты мужчина, прежде всего», и старается, чтобы он больше проводил времени не с ней, не с ее подругами, а именно с мальчиками соседей. 

То есть, шифр здесь таков: если женщина является матерью сына, то прежде всего, нужно воспитывать его по мужскому образцу, по мужскому сценарию. Даже если рядом нет достойных наставников, более старших мужчин, все равно очень важно подчеркивать, что «ты мужчина». Ну, и замечу, во всяком случае, в моем детстве, юности, была такая дразнилка между мальчишек, когда мальчика, который не мог справиться с каким-то совершенно естественным для мальчика заданием, его дразнили: «ты что, девчонка, что ли!» И может быть поэтому, здесь тоже такая в сказке стартовая метафора, что такого не маскулинного мальчика, называют «девочкой».

Идем дальше. Итак, наша старуха, делает все возможное, чтобы укрепить свое чадо, как мальчика.

«Как-то раз пропала царская дочь. Ее нашла дочь старухи и привела домой. — Матушка, родная, — сказала она, — эта девочка заблудилась, и я ее привела к нам. Старуха взяла девочку к себе». 

Ну, вот если мы начнем с социального аспекта, то, конечно же, мы с вами видим, что сказка дает такое утверждающее надежду послание: «если же ты так хочешь социально укрепиться, то весь мир тебе будет помогать». И конечно же, пропажа царской дочери, и то, что ее нашла непосредственно дочь старухи – все это факторы, которые способствуют укреплению семьи, где есть старуха и ее единственная дочка. Это совершенно уникальная возможность социального продвижения, и здесь мы видим этот сказочный шифр. У старухи была такая задача, было такое намерение социально утвердиться, укрепиться в мире людей, и мир ей помогает. Вот такой сказочный шифр.

Возьмем психологический аспект сказочного шифра. Давайте представим себе, что все-таки, перед нами девочка. И тогда, девочка находит себе подружку для игр, и приводит ее к матери (ну, почему бы и нет). С другой стороны, давайте допустим, что старуха, это женщина, которая уже имеет мальчика, и мечтает о девочке. Таких женщин немало – матерей сыновей, которые мечтают иметь дочку, и в данном случае сын, который не совсем зрел, он выполняет желание матери – приводит ей еще одну дочку. Но это дочка не простая, дочка царская. 

Если мы возьмем сакральный аспект этого эпизода, и допускаем, что речь все-таки идет о мужской инициации, то конечно же, приход царской дочери в дом инициируемого, то конечно же, это старт мужской инициации, то есть само посвящение началось. А посвящение, что это такое, дорогие друзья? Вообще, любое посвящение, любая инициация – по сути, это то, что сейчас называют квестом. Нужно пройти определенное испытание, доказать на что ты способен, выполнить определенные задачи, задания. И собственно, игра начинается: пропадает царская дочь – вот она, завязка игры, и она (царская дочь) оказывается в доме у инициируемого – это сигнал к тому, что инициирующая игра началась. 

И интересно: «старуха взяла девочку к себе», интересно то, чтодальше события развиваются так, что эта девочка становится женой дочери старухи, и противится этому, когда выясняет, что это не мальчик, а девочка. И в этом отношении, интересно, почему же она ничего не сказала старухе, почему она не царская дочь, почему она не попросила ее отвезти к отцу. Вот такое молчание царской дочери (хотя мы дальше в сказке понимаем, что это не та барышня, которая будет молчать), вот именно молчание царской дочери говорит о том, что здесь очень опасно «скользить по поверхности сюжета». Здесь явно совершенно, речь идет не о тех событиях, которые на поверхности. Речь идет именно о программе, о сюжете, сценарии инициации.

Итак, инициация начинается, и уже дальше мы сказку будем с вами рассматривать именно в этом контексте.

«Вскоре стали разъезжать царские гонцы с криком: «Исчезла царская дочка, кто ее найдет — получит большую награду!»

Вот, собственно, первый вызов: найти что-то важное, найти утраченное, отыскать наследницу. А оказывается, инициируемый уже этим обладает. Фактически,  зачин инициации мужской звучит так: «открой миру то, что он потерял - то есть, мир что-то важное потерял, но у тебя это важное есть, и ты, пожалуйста, это миру верни». То есть, это приглашение раскрыть мужскую силу, которое исходит от мира, которое исходит от старейшин, которое исходит от царя: «верни нам пропажу». То есть, «мы хотим укрепить свое мужское сообщество, мы хотим укрепить мужской мир. Какой-то важной части в этом мире нам не хватает – эта важная часть есть у тебя, и связана она каким-то образом с женской ипостасью твоей». А что такое женская ипостась в мужчине? – это и чувственность, это чувствительность, это интуитивность, это образность. То есть такое интересное приглашение, вызов инициируемому – верни нам (миру) то, что мы потеряли, то, что ты нашел, то чем ты обладаешь.

«Услыхав об этом (что исчезла царская дочка, кто ее найдет — получит большую награду), старуха дала знать царю, что нашла его дочку и что она у нее в доме».

Тоже эту фразу можно очень интересно трактовать. Здесь тоже очень интересный шифр. Заметьте, что не дочь старухи заявляет о том, что онанашла дочку царя, а именно мать заявляет, то есть, сначала разговаривают между собой Рода - даже в сюжете мужской инициации есть определенный сговор между Родами, есть определенный сговор (договор), между Советом Старейшин и Родом инициируемого юноши.

Идем дальше: «Назир сел на царского жеребца Люлизар и приехал за царской дочкой» - имеется в виду первый министр, визирь – назир, он садится на царского жеребца и приезжает за царской дочерью. То есть, вот, оно, уже официальное приглашение на инициацию: «приходи, ты будешь принят в нашем сообществе, но мы тебя будем там испытывать».

Итак, приезжают именно за пропажей, но «дочь старухи попросила назира взять к царю и ее». - То есть, здесь инициируемый говорит о том, что «я готов целиком», я не только частью послужу, я буду служить своему племени, я буду служить своему народу, я буду служить своему миру всем своим существом, всем сердцем. Я готов к инициации.

«Дорогою Люлизар, по велению бога, заговорил человеческим голосом и тайком сказал дочери старухи: — Если царь спросит тебя, чего бы ты хотела — отвечай: хочу одного лишь Люлизара — и ничего больше». 

Надо сказать, что темы волшебного коня – это очень частый мотив в сказках, и надо сказать, что в этом мотиве, когда девушка превращается в мужчину, тоже очень часто встречается помощь от волшебного коня. Но вот именно в армянской сказке, есть такое чудесное имя у этого чудесного коня «Люлизар». 

К сожалению, я не знаю армянского языка, и не могу это интерпретировать согласно традиции именно армянского языка, но я попробую немного поэкспериментировать, почитать это имя по-русски. Потому что у русского слуха имя Люлизар, рождает очень много теплых ассоциаций, дорогие друзья (надеюсь, вы со мной согласитесь), особенно первая часть «люли». 

У нас в песенной традиции, в колыбельной традиции: «люли-люли» - это то слово, которое рефреном проходит по всем колыбельным. Это такой, своего рода укачивающий, оберегающий заговор, который оберегает ребенка в пространстве сновидений от злых сил, которые не так далеко живут от человека, как хотелось бы. Кто-то считает, что этот заговор связан с Лелей, с Лелем, с Ладой. Но, так или иначе, «люли» – это такой корень, который в славянской традиции связан, конечно же, с укачиванием, с колыбельной, с защитой, защитой Рода, с материнской защитой.

А вот окончание «ар» или «яр», безусловно, если взять славянскую традицию – связан с солнцем. «Ар», «яр» – это Ярило, Бог Солнца. Также «Ар», «Арии» – это те, кто были земледельцами, которые имели очень тесный контакт с землей. Истинный ариец – это истинный землепашец, если взять древнеславянскую традицию. И вот, может быть, не совсем корректно с моей стороны, трактовать армянское имя «Люлизар» по славянскому принципу, но с другой стороны, сейчас есть немало альтернативных историков, которые достаточно доказательно показывают, что русский язык является своего рода плазмой для многих языков. И очень многие корни, которые есть в древнерусском языке, распространились дальше, в другие языки. 

Поэтому, почему бы не почитать это слово по-русски, потому что это открывает нам дополнительный сакральный смысл этого чудесного волшебного коня. То есть, конь связан с землей и солнцем, связан он с Родом, с материнской защитной магией, с женской защитной магией - с женским защитным волшебством, которое содержалось в колыбельных. Это универсально действует и в жизни мальчика, и девочки. Почему бы не поговорить об этом.

Итак, конь«по велению бога», то есть, здесь в сказке очень точно указывается на эту божественную предопределенность - мальчик должен пройти это испытание, это действительно Божий промысел. Кто бы ему ни мешал, какие бы испытания не вмешивались в его жизнь – это божий промысел, и ему очень важно доверять. И эта фраза «по велению бога», безусловно, укрепляет и саму героиню (или героя), потому что все что происходит – все происходит по воле Бога. Инициируемый становится ведомым Богом. И это очень важный сакральный аспект инициирующей игры, инициирующего сценария – все происходит не потому, что это придумали люди, пусть это и старейшины, пусть это высокомудрые люди – все происходит не по их высокомудрому замыслу. Все происходит по Воле Бога. И такое посвящение, выход на новый уровень – это предопределено Божьей Волей.

Итак, конь Люлизар, говорит «проси только меня». То есть, проси, когда ты будешь просить награду – проси себе силы земли, проси себе силы солнца, проси себе той силы, которая есть в Роду - я ее носитель. Еще таким образом можно проинтерпретировать совет коня Люлизара.

«Когда она предстала перед царем, то на вопрос царя, что бы ей дать в награду — ответила: хочу одного только Люлизара».  – То есть она выполняет предписание этого чудесного коня.

И что говорит царь: «— Как же я расстанусь с Люлизаром? Ведь он стоит всего моего царства. Если я его дам тебе, то заодно должен буду выдать за тебя и мою дочь».

Вот это очень важный аспект в сценарии мужской инициации. Здесь в качестве испытателя подключается женщина. А мы с вами понимаем, что это не просто сюжет мужской инициации на смелость, на выживание. - Вы знаете такие сюжеты, когда мальчика отводили в лес, и даже может быть, не давали ему ни ножа, ничего, чем он мог бы себя защитить и добыть себе пропитание.  Он должен был все это найти себе сам в этом лесу, себя прокормить, остаться в живых семь дней, семь ночей, и дальше за ним приходил наставник. То есть такой жесткий сценарий мужской инициации, связан непосредственно с проявлением своих маскулинных качеств. 

А вот мы с вами видим, что к этому сюжету мужской инициации, добавляется еще инициация через женщину. То есть,  инициируемый должен показать – умет ли он строить отношения с девушкой, умеет ли он хранить целомудрие, умеет ли он выполнять те задания, которые ставит перед ним женщина.

Вот, мы с вами разбирали сказку шведскую про «Сороку, которой насыпали соли на хвост», и там тоже, в качестве инициируемого выступал юноша, а в качестве такого провокатора, мотиватора, стимулирующего инициацию, дающего задания – выступала сорока, как девушка. Здесь мы тоже встречаем этот мотив, именно девушка, зазноба ставит такие задачки, которые переводят юношу в зону его ближайшего развития, он должен сделать то, что он не делал прежде, перепрыгнуть через свой собственный потолок, и открыть то, что он о себе пока еще не знал. 

То есть, мы имеем дело в данной сказке с зашифрованным сюжетом сложной мужской инициации, где с одной стороны есть испытание маскулиных моделей поведения. С другой стороны, есть испытания способности строить отношения с женщиной, и есть испытание способности противостоять инерции, и способности достигать большего, чем предполагаешь в себе, открывать большее, чем знаешь о себе, все время переходить в опережающую зону собственного развития. То есть сложный сюжет инициации здесь описан. И сама по себе история с женитьбой на царской дочери, то есть фактически, уже закрепляется новый статус царского наследника, новый статус прошедшего инициацию, кандидата в старейшины (даже можно так сказать), но ты еще должен его доказать, потому что инициация такая многоступенчатая, многоуровневая, в данном случае.

«Тут царь выдал за нее свою дочь и отпраздновал свадьбу в течение семи дней и семи ночей». – То есть, речь идет, по-видимому, о том, что Рода объединяются. Есть какой-то очень тонкий сюжет межродового сговора, есть какие-то тонкие системы взаимных расчетов между Родами и это отмеряется целой неделей.

«Вскоре дочь царя заметила, что ее муж — женщина». 

Вот, тоже интересноВскоредочь царя заметила, что ее муж — женщина». А что это означает? Ну, допустим, в болгарских сказках, в албанских, осетинских, там говорится о том, что «муж все время отворачивался от жены», или «он кладет между собой и женой меч». То есть, инициируемый хранит целомудрие, он находится рядом с женщиной, но, тем не менее, он не дотрагивается до нее. И это считается подвигом, потому что человек он молодой, процесс возбуждения у него быстрый, и преодолеть свое вожделение, научиться управлять вожделением, процессами возбуждения, торможения – это чрезвычайно важная способность для инициируемого, это очень важный шаг к мужской зрелости – управление процессами возбуждения, связанными с вожделением.

Итак,«Вскоре дочь царя заметила, что ее муж — женщина, и пошла сказала матери в сердцах: «— Да чтоб провалилось ваше царство! Муж мой не мужчина, а женщина — что же я буду с нею делать?»

Опять-таки, мы имеем дело с мотивом подначивания, с мотивом провокации: «да, ты уже много достиг, ты уже показал, что ты можешь управлять своим вожделением, процессами возбуждения и торможения, но этого мало – ты еще все равно не мужчина, ты еще все равно, как женщина.

И нашему герою сообщаются дополнительные испытания, которые он должен пройти, чтобы утвердить себя как мужа, как мужчину.

 «Царица сообщила об этом царю. — Как же теперь нам быть? — сказал царь. — Если велю убить зятя, то мало толку из этого. Лучше пошлю я его в такое место, откуда он не сможет вернуться».

Ну, дорогие друзья, этот мотив «послать туда – не знаю куда, принести то - не знаю что», он распространен в очень многих сказках, в том числе и в русском фольклоре. Вообще эта тема «извести героя» - это очень важный шифр одного из этапов мужской инициации. Что значит «извести героя» – «послать туда, откуда я не вернусь». Это означает победить смерть, победить страх смерти. Если мы вспомним скандинавский фольклор: «Валькирия и Брунхильда», там Брунхильд говорит, что я выйду замуж за смертного, за человека, сердце которого не знает страха. То есть предполагается, что мужчина, победив страх в своем сердце, страх смерти, как один из корневых страхов, и соответственно, приобрел очень важную часть зрелого маскулинного состояния. 

Поэтому, шифр «послать туда, где герой может точно погибнуть», стремление извести героя, связано с приглашением его победить страх смерти, как корень всех страхов. Сердце его должно не знать страха, должно быть наполнено смелостью, отвагой – только такое сердце способно принять любовь, и быть действительно ответственным вождем и принять на себя управление государством.

«- Лучше пошлю я его в такое место, откуда он не сможет вернуться. Сказав это, он велел вызвать к себе зятя. — Сынок, ты должен поехать и доставить мне брата Люлизара».

Вот, какое интересное задание дается. То есть, нужно укрепить ту силу, носителем которой уже является чудесный конь Люлизар. То есть укрепить связь и с землей, и с небом, и с Родом, инстинктивную силу. Потому что, что значит «приведи брата коня» - укрепи его, сделай больше эту силу, носителем которой является конь.

«Когда зять грустный вернулся к Люлизару, тот успокоил его: — Не горюй, поди к царю, потребуй у него бурдюк старого вина и немного шерсти. Мы отправимся и доставим моего брата».

Ну, опять-таки, речь идет обращении к своему сокровенному инстинктивному, Родовому ресурсу, символом которого выступает Люлизар, и от него он (наш герой) получает помощь, и ответ как пройти это испытание. Это совершенно логично – если инициируемый должен усилить свой маскулиный ресурс – кто лучше знает, как его усилить, как не сам этот ресурс. Поэтому, естественно, от него и исходит точный совет.

«Девушка, получив от царя вина и шерсти, села на Люлизара и пустилась в путь. После долгих скитаний они очутились у берега моря, где журчал родник».

Заметьте, какой интересный символизм дает старая сказка – берег моря и рядом родник. То есть, разная вода, как будто живая и мертвая вода – вот это зашифрованный символизм еще и такого мотива живой и мертвой воды; соленой и пресной воды. Все сосуществует рядом. Нужна и соленая вода, и пресная вода; и живая вода, и мертвая вода. Потому что мы с вами знаем, что мертвая вода воздействует на физическое тело, она ранозаживляющая. И если обрызгать мертвой водой, то тело срастается. А живая вода, она обновляет дух. 

Так и здесь, соленая вода выступает символом мертвой воды. А родник – это сладкая, чистая вода, выступает символом живой воды. То есть, мы можем говорить еще о том, что в данном сюжете мужской инициации было предусмотрено испытание на проявление навыков целителя. Ну, в древних культурах не было еще медицинского страхования, обеспечения - люди лечили себя сами, с помощью природных инструментов. Поэтому, если мужчина, женщина претендовали на достаточно серьезное положение в общине, в Роду, в обществе – они обязательно должны были владеть навыками целителя.

Идем дальше: «После долгих скитаний они очутились у берега моря, где журчал родник».

И надо сказать, что это еще такое сакральное место, где соединяются разные воды: живая и мертвая, соленая и сладкая. Это особое место силы, это такие места, силой которых можно напитаться, где можно открыть что-то для себя. Человек тоже должен уметь чувствовать, и не исключено, что в сюжете инициации, было задание и на этот вид чувствительности, чувствительности к своему месту силы.

«Тут Люлизар сказал девушке: — Заткни третью дыру родника, вылей из бассейна родника всю воду и налей туда вина, — сама же спрячься».

Ну вот, друзья мои, тут просто не возможно не вспомнить первое чудо Христа  - превращения воды в вино, и такое серьезное испытание, мы видим и в этой сказке. Когда изымается чистая вода из родника, причем, затыкается именно третья дырка, и заменяется она вином, для того, чтобы лишить чувства реальности, лишить самоконтроля брата Люлизара. 

Видите, как интересно – превращение воды в вино. Если допустить, что эта способность превращать воду в вино, является тоже очень важной способностью зрелого и мудрого мужчины – то, что же это за способность такая? Не исключено, что это способность входить в измененное состояние разума, измененное состояние сознания. Когда человек пьет чистую воду, но он назначает эту чистую воду вином, и соответственно, испытывает те ощущения, которое ему дает вино. То есть такое перепрограммирование воды (вы знаете, что есть немало экспериментов с водой, и сейчас они достаточно широко известны, описаны и экранизированы). Действительно, вода может менять свою структуру, и может менять свой химический состав, в зависимости от того намерения, которое ей передается. И эта способность видоизменять воду, видоизменять ее состав, наполнение качества – не исключено, что эта способность также входит в комплект качеств, которые необходимо иметь мудрому зрелому мужчине.

Люлизар продолжает: «Брат мой выйдет из моря, выпьет вина и опьянеет». – То есть, помимо того, что инициируемый доказывает свою способность менять структуру воды, он должен доказать свою способность влияния на другого, с определенными целями, конечно же. В мужском мире вопрос влияния тесно связан с вопросом власти, доминирования. Поэтому вопрос, насколько ты умеешь влиять на другого, стоит очень остро, и инициируемый должен показать, насколько он способен влиять на другого. 

И вот в данном случае, брат Люлизара выходит из дома, пьет вина, пьянеет, тогда он (инициируемый) должен вскочить на него и сказать «Люлизар зовет тебя»  - «когда ты вскочишь на него. Он повернет к морю, но ты скажешь: «Люлизар зовет тебя», — и он побежит за мною. 

То есть, непосредственно техника влияния отрабатывается в этом эпизоде – насколько ты умеешь управлять природными силами. А безусловно брат Люлизара – конь волшебный, он среди прочего символизирует и природные силы. «Насколько ты умеешь управлять природными силами, насколько ты способен управлять теми процессами, которые происходят внутри тебя и вокруг тебя» – вот это задание инициируемому зашифровано в данном эпизоде.

«Девушка поступила так, как посоветовал ей жеребец, и доставила царю его брата». 

То есть инициируемый выполнил определенный класс заданий этого удивительного квеста. То есть он показал, что владеет навыками врачевания; он показал что владеет навыками изменения структуры воды; навыками влияния; он способен управлять собой и окружающими персонажами (скажем так), внутренним и внешним – он это доказал. Приведя брата Люлизара к царю, он доказал, что все это может, что он это умеет. 

Но этого мало, потому что «увидев своего мужа, дочь царя вновь вскипела: — Избавьте вы меня от него!»

Ты прошел первый этап инициации, здорово. Начинается второй этап. «Избавьте вы меня от него!» - это ни в коем случае, не женский каприз, я еще раз повторю, а именно приглашение к новому этапу инициации. И старейшины (в данном случае, в роли старейшин выступает царь и его первый министр), они советуются, как создать условия, какие испытания должен еще пройти инициируемый, для того, чтобы стать еще более зрелы, еще более серьезно доказать свое право быть одним из зрелых мужей, на который будет опираться Род, и народ.

«Царь вызвал назира и стал советоваться с ним о том, как бы сплавить зятя, чтобы тот больше не вернулся». 

Что же они придумывают?– « Царь, — сказал назир, — давай-ка пошлем его к дэвам. За ними семилетняя недоимка. Пусть твой зять поедет за недоимкой — дэвы его обязательно укокошат».

Нужно понимать, кто такие дэвы, чтобы постичь, куда же на самом деле, отправляют инициируемого старейшины. Дэвы, дивы, джины – это духи. Нельзя сказать, что это добрые духи - не случайно существуют и заклинатели джинов. Дэвов, джинов сажают в специальные сосуды (чтобы они не проказничали), и с помощью специальных заклинаний заставляют работать на себя. Также, дэвы в армянской культуре, в персидской, у индусов это можно увидеть – дэвы были представителями нечистой силы.  И в этом отношении, мы можем вспомнить сказку «О попе и работнике его Балде», где тоже одним из заданий Балды, было отправиться в мир нечистой силы за недоимкой. 

Вообще символизм этого инициирующего испытания, очень интересен – это победа над нечистым миром, победа над бесами, над дьяволом, победа над всем низким, над плотскими страстями (так можно сказать). То есть, если мы говорим о сакральном сюжете инициации, инициируемый, для того чтобы обрести новый уровень посвящения, новый уровень зрелости, должен победить зло внутри себя, определенные страсти, те подсосы, которые имеют в нем нижайшие формы жизни – так можно трактовать это испытание и психологически, и сакрально.

Безусловно, в древние времена контакт с тонким миром (как высоким, так и низким) был очень близким, все было рядом, поэтому, отправиться к злым духам, особенно за «недоимкой» - это было совершенно естественно.

Но здесь еще интересно дорогие друзья, сам феномен недоимки. То есть получается, что «нечисть задолжала». А что это значит? – здесь очень интересный шифр. Действительно, люди носят в себе определенные паразитарные нечистые формы жизни, которые собственно потом превращаются и в некоторые заблуждения, в человеческие страсти, и во многое другое. То есть, должок водится за нечистью, и этот должок нужно вернуть, то есть исцелить самого себя, вернуть себе то, что забрала нечистая сила. Забрать у страстей то, что принадлежит по праву тебе. 

А если взять христианскую, православную традицию, можно сказать, что это своего рода шифр таинства покаяния. Потому что в таинстве исповеди происходит удивительная мистерия покаяния, в процессе которой, в результате которой, человек возвращает себе недоимку от нечистого мира.

«Царь вызвал зятя и велел ему ехать к дэвам за недоимкой. Когда девушка пошла к Люлизару за советом, тот успокоил ее: — Не бойся, мы доставим и недоимку».

То есть, внутренняя сакральная сила настолько велика, что победить нечистое внутри себя – это просто долг чести, и совершенно естественно это сделать.

«Села девушка на Люлизара и поехала в страну дэвов. Тут Люлизар велел привязать его хвост к мраморному камню, который он рванул, и из-под мрамора открылся ход». 

Тут тоже очень интересный шифр, на который хотелось бы обратить ваше внимание: волшебный конь просит привязать хвост к мраморной двери, которая ведет непосредственно в этот мир дэвов, в нечистый мир, мир таких недоброжелательных духов.

Что такое хвост, дорогие друзья? Вообще, конский волос из хвоста – это удивительный материал, в том числе и в музыке, и в других отраслях человеческой жизни. Но это еще и такая «область» коня, где собирается нечистая сила. Есть такие длинные хвосты, которые по земле волочатся, собирают грязь, собирают нечистое. То есть привязывается нечистое к нечистому, и происходит такая идентификация к нечистому. Фактически, мы имеем, такой шифр распознавания того нечистого, что есть в герое. Так же и человек, который начинает себя познавать, как высокое в себе, так и низкое – он фактически привязывает хвост своего коня Люлизара, к этой мраморной двери, которая ведет в царство дэвов.

«Девушка вошла внутрь и нашла там сорок дэвов». – вот, тоже, обращаю ваше внимание на это число. Не просто нашла там дэвов, а именно «сорок дэвов». Как тут не вспомнить арабские сказки «про Али Бабу и сорок разбойников», которые тоже в пещере хранят свои сокровища; сорок грехов, сорок уязвимых мест внутри человека, к которым присасываются как пиявки, низшие паразиты.

Если мы говорим об инициации – речь идет о том, чтобы найти внутри себя сорок слабых мест, сорок нечистых мест. Это может быть и страх разных видов, это может быть и самоосуждение, это может быть и трусость, это может быть и низость, это может быть и зависть, это может быть и скупость. Кто входит в состав этих сорока дэвов, в сказке не сказано. Почему? – потому что у каждого инициируемого, каждого человека свой состав, этих дэвов.

«— Вот так дело! — сказали дэвы с радостью. — К нам пришла хорошая пища».

Здесь сказка, в одной этой фразе предупреждает о том, что «ты если чрезмерно увлечешься самоанализом своей теневой стороны, то эта теневая сторона может привести тебя в уныние, то есть дэвы получат хорошую пищу. А собственно как они начнут тебя есть – вызывая у тебя печаль, уныние, самоосуждение, самобичевание, самогнобление – вот они тебя, таким образом, будут есть». И это предупреждение в одной сказочной фразе – так все одним словом и сказано.

Ну и для инициируемого очень важно не стать пищей для нечистых, их нужно обязательно перехитрить, потому что невозможно играть с ними в открытую. Здесь нужно хитромудрие проявить, здесь нужна смекалка, изобретательность.

И девушка говорит:«— Да о чем вы думаете? — ответила девушка дэвам. — Лучше бы позаботились вы о вашем мраморе. Царь явился и забрал его за недоимку, а я пришла дать вам об этом знать».

Вот, опять, шифр: нужно перехитрить нечистую силу. Мы это встречаем в очень многих сказках, где действительно герой встречается, скажем так, с превосходящими силами противника. Так, Кот в сапогах, говорит Людоеду, что «я никогда не поверю, что ты сможешь превратиться в мышь; так и Балда мутит воду. Словом, очень важна смекалка, очень важна хитрость, чтобы перехитрить этих нечистых персонажей. И они на это очень легко покупаются.

«Услышав это, дэвы всполошились. Девушка же, оставшись одна, схватила недоимку, которая была сложена в узел и висела на столбе».

Видите, такой вот отвлекающий маневр, и она возвращает себе, то, что ей принадлежит. Инициируемый возвращает себе то, что является его по праву -  его жизненная энергия, его ценности, его представления о мире, о себе. 

«Не успели дэвы опомниться, как Люлизар исчез с девушкой».

Я обращаю ваше внимание, что  инициируемый не побеждает нечистую силу (потому что, другой у Бога замысел относительно всей нечисти), но забирает свое.

«Прибыв в страну царя, девушка доставила ему семилетнюю недоимку дэвов».

То есть, инициируемый подтвердил, что он прошел и это испытание, он прошел и этот класс испытаний – он вернул то, что было захвачено нечистой силой, он вернул себе, доказал что он стал более целостным. Потому что возвращение недоимки, означает приближение к целостности.

«Дочь царя опять вышла из себя, и тогда царь по совету назира послал зятя к матери дэвов за ее четками».

Отлично! Уровень сложности испытаний возрастает. Некоторые люди, когда устраиваются на работу, показывают свои способности, как хорошего работника, жалуются, что «я вот все делаю, а меня нагружают больше и больше». И даже начинают шутить, что «кто больше работает – на того все и сваливают». Этот принцип «кто больше работает – на того все и сваливают», на самом деле у него сокровенные корни из инициирующих программ. То есть, если ты выполнил испытание – ты стал более зрелым, значит, тебе будет дано более сложное задание, чтобы т еще больше своих сил показал, больше раскрыл, а значит, и сделал своим достоянием. 

Поэтому, начинается третий этап испытания. И героя, инициируемого отправляют к матери всех дэвов, то есть к корню всейнечистой силы. Надо сказать, что этот сюжет: отправиться к матери колдунов, к самому главному змею, почти во всех сказках, где девушка превращается в мужчину – он присутствует. Потому что именно матери дэвов нужно произнести самое главное заклинание, нужно чтобы самое главное зло признало силу этого героя. Это очень важный момент (сейчас я до него дочитаю).

«Девушка села на Люлизара и прибыла в землю матери дэвов. Дом ее находился на краю крутого оврага. 

— Войдя в дом матери дэвов, — сказал девушке Люлизар, — ты старуху застанешь спящей у столба, на столбе же увидишь качающиеся четки. По истечении часа четки падают на руку старухи. Ты следи — как только четки упадут, немедленно схвати их, выйди из дому и прыгни в овраг, — я там буду ждать».

Вот, какой интересный сценарий – нужно выбрать точное время, когда матерь дэвов спит, то есть, находится в другом мире, она пребывает в другой реальности, а значит, максимально уязвима. И эта способность выжидать, когда враг войдет в состояние, в фазу максимальной слабости, максимальной уязвимости - чрезвычайно важная способность, которая необходима мужчине, мужественному человеку. Крайне важный жизненный навык, надо сказать - уметь ждать, чтобы выждать тот момент, когда противникдаст слабину.

«Старуха,  спящая  у столба».– тут конечно же, мы имеем дело, дорогие друзья с шифром конкретных ритуальных действий. Потому что, все, что связано со столбами, привязывание к столбу, забраться вверх по столбу, закопать что-то у столба, написать что-то на столбе – это очень частый мотив, связанный с определенными ритуальными действиями. 

«На столбе ты увидишь качающиеся четки» - очень интересен этот мотив. Четки и мать дэвов. Обычно, мы привыкли, что четки – это такие замечательные счеты, которые помогают вести счет молитвам. Но как можно соотнести мать дэвов и молитвенное правило? Может быть это какая-то антимолитва? А может быть четки, как раз тоже не принадлежат старухе? Может быть, четки этот тоже символ той недоимки, которую нужно взять. Потому что все-таки, четки - это то, что помогает молитве - молитве строгой, молитве концентрированной. 

Стало быть, четки – это корень тех недоимок, которые числятся за дэвами, которые числятся за нечистой силой. Тогда этот шифр можно прочитать следующим образом: «ты должен понять корень всех твоих бед. Тогда ты станешь сильным, если поймешь корень всех твоих бед, и вырвешь этот корень у нечистой силы. Потому что она, скорее всего ей владеет».

Что является корнем всех бед? – какое-то качество характера, какое-то свойство физическое, какая-то физиологическая особенность, отношение к себе, отношение к миру. У кого-то корнем всех бед является завистливое сердце. У кого-то корнем всех бед является трусость. У кого-то корнем всех бед является жадность. И этот корень всех бед нужно вырвать, забрать себе четки, забрать себе свою силу, похищенную матерью дэвов.

«По истечении часа четки падают на руку старухи». – Что это означает? – Что есть время, когда злая сила над тобой не властна. Четки просто висят на столбе, но в определенное время, они падают на руку старухе. – То есть зло завладевает этими четками, и тебе нужно изловчиться и поймать свое, когда только-только коснулись руки эти четки. То есть, при максимальном приближении ко злу – нужно вырвать свое. 

Это совершенно невероятное испытание. Здесь все на грани, как бы на лезвии бритвы. Нужно серьезно рискнуть, чтобы проникнуть вглубь себя, найти корень своих внутренних бед, корень всех зол. Понятно, что в это время ты рискуешь оказаться во власти недоброжелательных сил, но схватить свое. То есть быть настолько сконцентрированным, настолько ловким, чтобы провести эту операцию.

Это испытание не просто на ловкость и умелость, которое свойственно многим воинам. А здесь уже ловкость и умелость, которая свойственна воинам Духа, которые знают, что есть и высшие миры, и низшие, и средние, и самые разные, и умеют в них ориентироваться. 

Итак,«Ты следи — как только четки упадут, немедленно схвати их, выйди из дому и прыгни в овраг, — я там буду ждать». То есть, найди защиту у земли и соответственно будешь спасен.

«Девушка поступила так, как ей посоветовал Люлизар, и, бросившись со скалы, прямо попала в седло, которое подставил ей Люлизар». – Тоже, бесстрашие духа – броситься со скалы, довериться матушке земле и получить от нее защиту. Тоже совершенно невероятный шифр пройденного испытания. 

«Мать дэвов, проснувшись, заметила, что исчезли ее четки, и промолвила: — Другого проклятия нет у меня для тебя: если ты мужчина — будь женщиной, если женщина — будь мужчиной. В тот же миг девушка превратилась в мужчину». 

Вот, собственно, ради чего затевалась вся эта сказка, вот для чего затевалась вся инициирующая история – для того чтобы пробудить корень зла, и получается, что само по себе проклятье дает инициируемому новый заработанный статус. То есть, если допустить, что в сценарии инициации была инициирующая ролевая игра, со сменой гендерных установок, то здесь эта игра заканчивается. И уже юноша полностью доказывает, что он состоятельный муж, и его пол утверждается.

Ну, друзья мои, могу вам сказать, что если взять нашу русскую традицию – хотя, сказка армянская, и я упоминала, что в русской традиции нет этого мотива: девушка превращается в мужчину, но все-таки, у древних славян, ребенка до инициирующих событий, называли без обозначения пола. Его назвали «чадо». Если мы возьмем современный греческий язык, то до определенного возраста, до 9 лет, до 7 лет – ребенка тоже называют чадом, не обозначая пол. 

Может быть, эта древняя идея и дает основание последовательным поклонникам либеральной формы воспитания – давать ребенку право выбора пола самостоятельно. Но надо понимать, что в древних традициях, все-таки имелось в виду сакральное наполнение пола: «докажи, что ты мужчина, докажи, что ты женщина, тогда мы будем к тебе обращаться как к девушке, или как к юноше, как к мужчине». То есть нужно было включить сакральное наполнение гендера, и тогда уже к тебе будут обращаться не в среднем роде, а в мужском или женском. Здесь тоже имеет место и этот аспект, безусловно.

Но поскольку мы больше с вами находились в русле сюжета мужской инициации – наконец-то юноша доказывает, что он мужчина, укрепляется в своем гендере. Очень интересный шифр в этих сказках, и этот шифр практически в каждой сказке, где есть мотив «девушка превращается в мужчину», он встречается. – Именно зловредное существо, именно персонаж, который является носителем всех зол, должен исторгнуть это проклятие. 

Какой же здесь невероятно глубинный шифр. Вот, дорогие друзья, представьте себе мир людей, Рода признал, что этот юноша, он действительно достоин. Все, мы его признали, мы его берем. И божественный мир, мир тонкий - прави – тоже признал, потому что помогает Люлизар, чудесный помощник по воле бога помогает героине, герою, инициируемому. Есть помощь от Бога, есть помощь от Рода. 

То есть и Род – мир людей, и тонкий мир, божественный признали силу этого человека. Но еще нужно, чтобы силу этого человека признал и мир низший. Очень важно для инициируемого получить признание своей силы, утвердить себя во всех мирах – и в земном мире, среди людей, в своем Роду; и в горнем мире и получить оттуда помощь; но также важно, чтобы признал и мир нечистый – мир дэвов.

Понятно, что такое признание достаточно странное с точки зрения обычной человеческой логики – не признание силы, а проклятие, но именно по результату мы можем судить, что это было признание силы. Потому что проклятие – все возвращает на свои места. То есть это не проклятие, которое лишает силы и несет зло. Это ритуал признания силы того, кто прошел инициацию. Поэтому и сказка говорит«в тот же миг девушка превратилась в мужчину» - все, признание во всех мирах состоялось.

«Доставив четки, зять царя поспешил к своей жене. Немного спустя царевна вышла, сияя улыбкой, и сказала родным: — Моего мужа я ни на кого не променяю!»

Понятно, что здесь герой проявил себя не просто как сильный духом, но еще и сильный как мужчина, как муж. То есть его инициация была полной. Его признал Род, то есть царь. Его признал горний мир, и дал помощника коня Люлизара. Его признал даже низший мир. И последний, кто его признает – это женский мир, как достойного мужчину и мужа.

Видите, сказка такой очень интересный открывает шифр, что мужчине сложнее всего найти признание у женщины. Он может тысячу раз доказать какой он прекрасный перед своими сотрудниками. Он может быть героем у своего народа. Он может быть победителем каких-то негодяев. Но чтобы заслужить полное доверие, расположение женщины, нужно очень сильно потрудиться. 

Но и также мы здесь видим еще один шифр – мужской в отношении женщины. Потому что одна из самых сложных задач мужчины сделать женщину счастливой - дочь царя, все время требовала «где мое счастье!» -  «развивайся, показывай на что ты способен, и это сделает меня счастливым, потому что я хочу жить с самым достойным мужчиной». И это ему удалось.

«Царь подарил дочери и зятю целый город, сказав: — Живите там в свое удовольствие». -Все, дело сделано, скрепились как пара в земном мире, и могут жить поживать и добра наживать.

И конечно, невозможно не отметить эту совершенно удивительную концовку большинства армянских сказок. Те из вас, которые являются поклонниками творчества Нарине Абгарян, очень хорошо знают эту армянскую присказку: «С неба упали три яблока: одно рассказчику, другое тому, кто слушал, третье тому, кто услышал».

И вот, друзья мои, сегодня мы точно с вами заработали эти три яблока. Потому что я рассказывала – у меня есть одно яблоко, это точно. Те из вас, кто слушал или будут слушать – вы точно заработаете свое яблоко, но и те, кто услышал, эту таинственную историю о сюжете инициации, о сюжете укрепления здоровой сильной маскулинности – те получают еще и третье яблоко, предназначенное тем, кто услышал.

Итак, дорогие друзья, мы с вами говорили об армянской сказке «Девушка заслужившая мужской пол». Эта сказка (на мой взгляд), и сказки подобные этой, детально описывают сюжет полной мужской инициации, когда юноша утверждает себя в мире Рода, в мире людей. В мире горнем, божественном и получает помощь. В мире низшем, заставляя нечистую силу признавать его как доминанту, как сильного, как того кто способен себя защитить, а это значит, низшие миры не будут к нему присасываться, он сохранит самое себя в том чистом изначальном естестве, в каком его задумал Бог и Род. Но главное – получает признание у своей женщины, становится достойным мужем, родоначальником новой ветви Рода.

Ну что же, дорогие друзья, я надеюсь, что некоторую часть вопросов связанных с этой таинственной сказкой, где девушка превращается в мужчину, мы с вами разобрали. Я надеюсь, что мы с вами уже не будем использовать эту сказку для аргументации некоторых чрезмерно либеральных форм воспитания. Сказка совершенно о другом. Ни в коем случае, не о физиологическом смене пола, а об открытии глубинного сокровенного наполнения гендера, мужского гендера. 

Ну что же, пусть и наши с вами таинственные силы открываются, пусть жизнь создает такие обстоятельства, в которых мы будем узнавать кто мы есть на самом деле. Я желаю всем доброго здравия, радости и любви. Спасибо.