Ждем...
Хотите всегда быть в курсе наших новостей и последних новинок? Оставьте свой e-mail через форму:
Поиск по сайту

Сказки для Пар

 

 

Воропай Елена Викторовна

 

Колыбель

 

Давно это было, в одной глухой сибирской деревеньке жила-была зажиточная купеческая семья. Глава семьи был человек немногословный, но очень мудрый и трудолюбивый. Его уважали односельчане за ум и смекалку, за то, что он всегда был рад помочь и советом и делом. Все задуманное у него ловко получалось, и любое дело ему было по плечу. И не находилось в селе ему равных ни в охотничьем деле, ни в рыболовном промысле. Он обладал бесценным опытом предков и хотел предать все свои знания своим детям. Не смотря на то, что семья была большая, у него был любимый сын Иван. С раннего детства он его брал с собой всюду, где бывал сам, будь то охота или рыбалка. Отец любил рассказывать Ивану о чудесах природы и о красоте родного края. О просторах любимой сибирской реки, и бескрайней тайге. И сын его, как и отец, был способен чувствовать любого зверя и птицу, и ощущать красоту в каждой травинке, в цветке и росинке. Большие надежды возлагал отец на своего сына, поэтому всюду был с ним вместе и учил его премудростям жизни. Прошли годы, повзрослел Иван, стал сильным и хватким как его отец. И как-то, раз одним летним днем отправился он в лес за добычей один, и забрел в небольшую березовую рощицу. Он решил здесь немного подкрепиться и отдохнуть. Светло и весело встретили его березоньки. Ему казалось, что березы излучают необычный свет, и он с радостью вдыхал полной грудью сладкий аромат луговых трав, который наполнял рощу и любовался белоствольными красавицами, но его внимание привлекла стройная, с ажурной раскидистой кроной березка. Он невольно залюбовался ее красотой. Вдруг Иван услышал мелодичный женский голос, он обернулся и увидел девушку, она медленно шла, казалось, что плыла по зеленому ковру из трав, пела песню о тонкой березке и плела венок из цветов. Девушка заметила парня, смутилась, опустила глаза и остановилась. Он подошел к ней и спросил: - Здравствуй, красавица, как звать-величать тебя? Девушка, еще пуще смутившись, ответила: - Здравствуй, коли не шутишь, я Ефросинья, дочь кузнеца, а сюда пришла к своей любимой березке,- и показала на ту самую березу, которая тоже приглянулась Ивану. - А меня Иваном величают, можно ли мне тоже приходить сюда, в березовую рощу? На что девушка, улыбнувшись, и заглянув ему в глаза, ответила: - Загадаю - ка я тебе, Иван, загадочку мудрую: В ней, словно в зеркальце Небо с облаками отражаются, Зимой под панцирем у нее жизнь бурлит, А весной она со всех ног бежит. Подумал он немного и засмеялся: - Так это ж наша река. Люблю я наблюдать за ней в любое время года, да примечаю ее красоту и силу. - Любишь наблюдать, - задумчиво проговорила Ефросинья, - значит, видишь красоту во всем, а это тебе во благо. Подивился он мудрости девичьей, по сердцу она ему пришлась. Договорились они увидеться на этом месте на следующий день. И стали они встречаться в роще березовой, полюбили друг друга любовью чистою да крепкою, и дали обеты верности. Узнал отец о тайной любви сына, а это в его планы не входило. Ведь он задумал сына своего женить на богатой невесте из соседней деревни. Разгневался он, стал браниться и угрожать, что лишит сына наследства. Но Иван стоял на своем: - Женюсь на Ефросинье и точка, я слово дал. Видит отец, что ни уговоры, ни угрозы на сына не действуют, решил хитростью взять. Послал он Ивана по торговым делам в город, да не велел возвращаться, пока не распродаст всего товара. А тем временем, объявился у них в селе заезжий купец. Встретился с ним отец тайком, и посоветовал ему в жены взять Ефросинью и выгодное предложение ему сделал, засомневался купец, но когда увидел своими глазами красавицу, так у него аж дыханье перехватило, и он согласился. Купец решил не медлить, да пришел в тот же день свататься к ее родителям. Семья Ефросиньи была небогатой и многодетной. И ее отец был рад такому повороту событий, что жених хоть и в годах преклонных, зато при деньгах немалых. И сговорились они через три дня свадьбу сгулять. Горевала Ефросинья, умоляла отца, не отдавать ее замуж за купца. А он не соглашался, и не обращал ни какого внимания на слезы, да уговоры. Только матушка ее тяжко вздыхала, да слезу тайком утирала. Стала Ефросинья проситься у отца в березовую рощу ненадолго, попрощаться с любимой березонькой. - Батюшка отпусти меня в рощу, а то увезет меня купец в края далекие, и не увижу я больше мест родимых. Смилостивился отец, отпустил Ефросинью да велел матушке за ней поглядывать. Пришла она в рощу, обняла березку белоствольную, рассказала ей про свое горе, береза, будто все поняла, обняла ее своими ветвями, да листочками зелеными погладила по заплаканному лицу. Вдруг увидела она голубку, которая у Ивана в голубятне жила, обрадовалась ей очень. Села голубка на плечо Ефросинье и стала ворковать. Привязала она к ее лапке весточку, поцеловала и отправила голубку к ее суженому, а сама домой отправилась. Ночью Ефросинья не могла сомкнуть глаз, все плакала, да тяжко вздыхала о своей доле. Подошла к ней матушка и стала успокаивать: - Не печалься, доченька моя ненаглядная, доверься Богу, ведь для него нет ничего невозможного. Знай, у Господа жизнь человека как на ладони, без его воли, даже волос с твоей головы не упадет. Верь и молись всем сердцем, да по вере твоей, дано тебе будет. Предай Господу путь свой, и он совершит, девочка моя. Успокоилось сердце Ефросиньи, положилась она на волю Божью и уснула. Настал день свадьбы, по всей округе был слышен церковный колокольный звон. Вся деревня собралась возле церкви посмотреть, как первая красавица замуж выходит. Невеста с женихом подъехали на тройке лошадей с бубенцами, украшенной разноцветными лентами и цветами, а за ними несколько упряжек лошадей с гостями. Невеста была очень хороша в ослепительно белом кружевном наряде. Фата скрывала ее бледность и напряжение, а жених, самодовольно улыбаясь, подошел к своей невесте и подал ей руку. А тем временем… Иван рано утром выехал на базарную площадь торговать, он радостно потер руки, день обещал быть хорошим, не смотря на раннее утро народу, приехало довольно много. Вдруг к нему на плечо села его голубка и заворковала, удивился Иван, когда у нее на лапке увидел письмо перевязанное ленточкой. - Что за весточку ты принесла мне голубка моя? Неужто от моей возлюбленной?- спросил Иван и развернул письмо. Прочитал весточку и побледнел. Совсем мало времени у него осталось, а от города до деревни несколько верст. Недолго думая, бросил он повозку с товаром на базарной площади, сел на коня, пришпорил его и к своей любимой помчался. В церкви все уже было готово к началу венчания, под торжественное песнопение церковного хора, отец взял за руку свою дочь и подвел к Алтарю, рядом с ней стал жених, наступила тишина. И вдруг, дверь отворилась, в нее влетела голубка и стала кружить над невестою. Почувствовала Ефросинья сердцем, что суженый ее рядом и бросилась бежать из церкви. Все в изумлении молча, наблюдали за происходящим. Жених хотел остановить невесту и даже успел схватить ее, но она вырвалась и только фата в его руках и осталась. Выбежала она на улицу, а тут ей Иван навстречу, обнялись они, поцеловались и больше не разлучались. Отцу ничего не оставалось делать, как согласие свое дать, да новобрачных благословить, а заезжий купец уехал восвояси не солоно хлебавши. А свадьба у них на селе была веселою, да радушною. В скором времени родилась у Ивана и Ефросиньи дочь. Пошел Иван в березовую рощу, и из любимой березоньки с молитвою, да словом добрым сделал колыбель для дочки. Колыбель получилась очень красивая, резная, да узорами диковинными расписанная с певчими птицами и цветами полевыми. Темной ночью нежным голосом молодая мама пела колыбельную песенку своей любимой доченьке: Ой, люли-люлюшки,люлю, Баю- баюшки - баю, Сладко спи моя, голубонька, Чтоб вырасти как березонька, Высокой, стройной и красивой, Господу и добрым людям на диво. Баю-баю-баиньки! Встанешь завтра раненько, Чтоб услышать Петушка, Петушка-Гребешка, Чтоб увидеть собачку Жульку и кошечку Мурку. Баю –баю- баюшки – баю, Запел сверчок в нашем во краю, Что спит девица-краса, зелены ее глаза. Не буди ее дружок, не ходи к ней на лужок. Баю- баю- баиньки, любит дочку маменька. Ты быстрее засыпай, глазки детка закрывай. Ой, люли- люлюшки-люлю, Баю- баюшки- баю. Под колыбельную дочка сладко засыпала, а молодые родители ею любовались и радовались своему счастью. И стали они жить поживать, да добра наживать. От Ивана да Евдокии славный род пошел, любовью, верностью, да верою скрепленный. Об их семье поговаривали, что они знают один секрет, позволяющий им жить без бед. А секрет действительно был, ведь Ефросинья, хоть была из рода небогатого, зато мудрого. В приданное от женщин своего рода получила она дар прощения, терпения и вековую мудрость, которая Силою Женскою зовется. Она делала Золотые обереги для всех членов семьи, были свиты они из заветных слов, в каждое слово она вкладывала особый смысл, всю свою любовь и веру. Когда она эти слова сокровенные говорила, то представляла, как они горят золотом и несут защиту мужу и детям. Где бы ни были родные люди, а Золотые слова - обереги всегда с ними находились, словно защитный полог. Однажды Ефросинья сказала своим уже взрослым дочерям: - Девочки мои дорогие, я хочу рассказать вам о том, как в давние времена, появилась семейная мудрость и огромная сила Золотого слова-оберега, теперь она в ваших руках. Это слово обладает удивительной силой, с его помощью будете оберегать свои семьи от всего дурного. Слушайте и запоминайте и своим дочерям передайте: Слова золотом поливаются и в оберег для семьи свиваются, Пусть удерживает рядом всех родных невидимая нить Божьей Любви, Защищает и охраняет от невзгод, весь наш добрый, славный род. Пусть Сила Женская растет день за днем, Да притягивает Добро и Счастье в дом. Слова золотом поливаются и в оберег для семьи свиваются. С тех пор поколение за поколением на протяжении многих лет передается этот секрет от матери к дочери до сего дня. Так повелось, что Золотые слова-обереги хранятся в нашем роду и приносят всей нашей большой семье защиту и Благодать Любви.

 

 

 

 

 

 

 

Владимова Марина, Санкт-Петербург

 

Лебединое Озеро



В некотором царстве, в некотором государстве жила когда-то королевская семья: король Полоний, королева Илона и маленький принц Зигфрид. Как-то в незапамятные времена ушел на войну король, да и сгинул в одночасье. Осталась Илона одна с малолетним сыном. С этого времени жила королева только во имя него, всю себя ему «отдавала». Придворные умоляли ее одуматься, советовали перестать печалиться о погибшем супруге, да и подумать о новом короле. «Соберите, Ваше величество, пожалуйста, быстроногих гонцов, пусть созовут они со всего света принцев заморских на Большой Осенний Бал, на нем Вы сможете выбрать нового супруга — короля-правителя нашего Государства и отца сыну Вашему малолетнему. Негоже мальчонку в женском обществе держать, ему мужской пример важен». Но Илона была непреклонна: «Не бывать этому никогда, нам с сыночком никто не нужен, нам с ним и вдвоем хорошо»…

Шли годы, вырос принц Зигфрид красивым и статным юношей. Очень хотелось ему порой выказать силу да удаль молодецкую — промчатся на быстроногих скакунах; сходить на настоящую охоту, да и побороться с медведем свирепым; переплыть зимой реку широкую. Но каждый раз королева-мать отговаривала его от сих подвигов, напоминала ему о слабом с детства здоровье. Только порой на пирушки с друзьями удавалось ему вырваться, хотя друзей у Зигфрида водилось немного. Все они были сыновьями фрейлин королевы-матери. Случайных, друзей, со стороны, она к нему не допускала вовсе. «Еще испортят мне моего мальчика, а ведь он у меня такой хороший, чистый, мы с ним как две подружки обо всем поговорить, посоветоваться можем»…

Иногда страсть как хотелось Зигфриду вырваться из родного, такого любимого, но спеленавшего его по рукам и ногам, дворца. Отчаянно мечтал он мир посмотреть, да себя показать. Но не решался, уж больно было хрупким матушкино здоровье, как говорили ему придворные лекари.
Как-то раз задержался Зигфрид в гостях у соседнего короля. Тут же занедужила Илона. Упала на ложе в своей опочивальне, да так и пролежала почти два дня, не вставая до его приезда. Хотя посылал ей Зигфрид, как послушный сын, весточку с гонцом: «Так мол, и так, матушка, задержусь я ненадолго по государственной надобности — хочу прикупить заливные луга, которые задешево решил продать наш сосед-король».

Возле королевского замка было большое и чистое озеро, прозванное в народе «Лебединым». Каждый год слетались на него лебединые пары. Весной чудесные птицы выводили неуклюжих до времени птенцов, летом учили их летать, а осенью вместе с выводком печально покидали озеро, улетая до будущего года в теплые края. Всякий раз, провожая лебедей в путь, испытывал Зигфрид какую-то неотчетливую грусть, неясное и томительное чувство…

Однажды в теплую весеннюю ночь пришел принц на озеро вновь. Весенняя ночь была поистине волшебной — одна из тех ночей, когда мы бываем беспричинно счастливы — оттого, что живы, оттого, что ночь принадлежит нам, оттого что мы можем беспрепятственно наслаждаться лицезрением россыпей мерцающих звёзд или полетов серебряных в ночи мотыльков, наслаждаясь чувством Гармонии, разлитой в эфире.
Неожиданно Зигфрид увидел выходящую на берег лебедушку, которая сбросила с себя белое оперенье и превратилась в молодую, красивую девушку с густыми темными волосами и прозрачными, как озеро, светло-зеленоватыми глазами. Девушка стояла на берегу, задумчиво глядя на темное, казавшееся бездонным в ночи, озеро, и вдруг запела. Мелодия была безыскусной, но у принца отчего-то сжалось сердце: песня была переполнена светом и радостью — радостью Бытия, ощущением беспричинного счастья. Схватил Зигфрид крылья лебедущки и подбросил их высоко в небо, и растаяли они в вышине. Девушка вздрогнула, увидев подходящего к ней принца. «Кто ты, прекрасная незнакомка?» — спросил Зигфрид. — Меня зовут Одетта, я часто прилетаю сюда с подругами. Зачем ты выбросил мои крылья, ведь без них я не смогу улететь домой? — Прости меня, милая девушка, но я не могу отпустить тебя, мне кажется, что я ждал тебя всю жизнь, я уже не смогу жить без тебя. Выходи за меня замуж.
Одетта внимательно посмотрела на принца. Его глаза, полные восторга и застенчивой радости, убедили ее больше всяких слов в искренности предложения, и она с радостью согласилась.

Королева Илона приветливо встретила невестку, она понимала, что теперь не будет так тревожиться за сына, он остепениться, будет жить во дворце с ней и молодой женой.

Поселился принц Зигфрид с Одеттой во дворце, скоре родилась у них дочка, названная Белым Пятнышком. Так прозвали ее потому, что на спине у малышки вдоль лопаток были видны два кругленьких белых пятнышка. Одетта знала, что это зачатки крылышек и радовалась за дочку. Она понимала, что когда-нибудь улетит ее девочка в другие страны, где тоже встретит суженного.

Одетта была очень счастлива, но порой к ее радости примешивалась какая-то непонятная тоска. Она чувствовала, что дворец почему-то давит на нее, опутывает со всех сторон. К тому же дела по хозяйству не пускали ее часто к Лебединому Озеру. Все реже и реже вырывалась она к нему, все меньше и меньше хотелось ей петь, как раньше, особенно под холодным, строгим, немигающим взглядом Илоны, которая полагала, что замужней даме не пристало петь на открытом воздухе, ей позволительно было только тихо напевать колыбельную своему ребенку.

Спустя какое-то время заметила Одетта, что Лебединое Озеро изменилось: постепенно перевелись на нем лебеди, покрылась густой ряской чистейшая доселе вода, берега заросли камышом.
Одетта очень старалась во дворце всем угодить: она обихаживала мужа, угождала королеве-матери, возилась без устали с дочкой, но порой ей казалось, что Белому Пятнышку не хватает материнской любви, и мучилась она тогда от угрызений совести. Но как быть — не знала. Ведь Зигфрид был ревнив и вел себя как мальчишка, обижаясь на нее, если она больше уделяла внимания не ему, а их ребёнку.
К тому же, хотя королева Илона в целом неплохо относилась к Одетте, но всегда давала ей понять, что хозяйка во дворце она: без разрешения королевы-матери нельзя было ничего изменить во внутреннем убранстве дворца. Даже шпалеры на стенах и ложе в опочивальне молодых выбирались под ее неусыпным присмотром. Так же как и раньше не позволяла королева-мать отлучаться Зигфриду надолго по государственным делам, очень неохотно отпускала их с Одеттой на балы в соседние королевства. «Детки, да что Вам там делать, скажите на милость? Дома же гораздо спокойнее». Одетта же стеснялась сказать Илоне, что та уже немолода и не помнит, какие желания и мечты обуревали ее в молодости.

Порой молодая принцесса с трудом сдерживалась, когда ей под благовидным предлогом не разрешали пригласить в гости подругу или что-то изменить в устройстве праздничного фейерверка. «Солнышко, ты забыла, что мама болеет, а ведь она мне посвятила всю жизнь. Мы с тобой должны беречь ее», — мягко напоминал ей порой Зигфрид.

Постепенно Одетта начала ревновать мужа к Илоне. Она чувствовала, с каким почтением и любовью он относиться к матери, с какой готовностью защищает Илону от «скандалов» и «нападок» Одетты, как называла королева-мать слабые возражения невестки по какому-нибудь поводу. Со временем Одетта ощутила, как что-то очень важное ушло из их отношений с Зигфридом. Она с тоской вспоминала времена, когда при звуке ее голоса, или шороха шелестящего платья, Зигфрид поднимал голову, отрываясь от любого дела, и устремлялся с готовностью навстречу, спеша прикоснуться к ней или прошептать что-нибудь нежное. Раньше, когда Одетта ненадолго уезжала в соседнее королевство, к своей крестной Фее разноцветных Снов, Зигфрид скучал и просил ее поскорее вернуться. Теперь любовь принца стала спокойной, почти братской. Когда же Одетта не выдержала и стала его упрекать в равнодушии к ней, Зигфрид в свое оправдание сказал: «Милая, вечной любви не бывает, и вообще, во многом виновата ты сама, к этому привели твои частые ссоры с мамочкой, они способствовали тому, что костер моих чувств несколько поутих»…

Через какое-то время заметила Одетта, что принц изменился еще больше. Взгляд его стал отрешенным, он часто задумывался о чем-то, застывая на одном месте. По ночам долго не мог заснуть и подолгу стоял у окна спальни, вглядываясь в Лебединое Озеро, раскинувшееся пред дворцом.

Однажды Одетта услышала, как во сне принц с нежностью произнес: «Одиллия, милая, не улетай, пожалуйста«…Сердце ее замерло. Вскоре она заметила, что королева-мать с какой-то тревогой, вопрошающе посматривает на нее, будто пытаясь выяснить, заметила ли Одетта перемены в муже и знает ли она причины этой перемены.

Как-то теплым летним вечером Одетте не спалось, и она вышла в дворцовый сад. Ноги сами привели ее к Лебединому Озеру. Вдруг она услышала шум крыльев и увидела, как незнакомая черная лебедь сбросила свое оперенье и превратилась в прелестную женщину с золотыми волосами и искрящимися голубыми глазами. Она запела и принц Зигфрид, стоящий на берегу, подбежал к ней и обнял ее колени. «Одиллия, дорогая Одиллия, я ждал тебя всю жизнь. Без тебя я не живу, а прозябаю»… — А как же твоя жена Одетта? — спросила незнакомка. — Она хорошая, верная жена, но если бы ты знала, как она мне опостылела своей заботой, лезет во все мои дела, она мне не дает ничего решить самому, да еще и часто ссорится с моей мамочкой, они меня просто на части рвут, эти две тётки«… Незнакомка торжествующе улыбнулась. — «Да, милый, тебе не позавидуешь»…

По раскованности их обращения друг с другом Одетта поняла, что эта встреча была не первой.

В сердце Одетты будто вонзился нож, ей стало трудно дышать. Все годы она не переставала любить своего мужа, ни разу ее взгляд не упал заинтересованно ни на одного принца или любого красивого мужчину в их королевстве, которые зачастую охотно крутились вокруг нее. Ревность и обида на предательство Зигфрида душили ее. Она почувствовала горячее желание бежать во дворец, схватить в охапку Белое Пятнышко и убежать с ней вдвоем, чтобы никогда больше не видеть своего мужа, не видеть злосчастного Лебединого Озера, свидетеля ее несчастья.

Едва переставляя ноги, с сухими губами, остановившимся взглядом доплелась Одетта до дворца. Она быстро собрала вещи и ушла с Белым Пятнышком в Заповедный Лес на другом конце Лебединого Озера. Там когда-то с Зигфридом построили они маленький домик, чтобы иногда приезжать в него, когда хотелось уединения, чтобы отдохнуть от дворцовой суеты и многолюдства. Одетте хотелось спрятаться еще дальше, улететь на другой конец света, но этого она сделать не могла — ведь когда-то Зигфрид забросил ее крылья в небо. Вырасти новые крылья могли бы только тогда, когда в ее жизни опять появилось ощущение свободы, света, радости жизни, вместе с пропавшим у нее когда-то голосом. А откуда было взяться этому в ее разбитой душе?

Шло время, постепенно Одетта почувствовала, что душа ее исцеляется, раны зарастают, затягиваются, как затягиваются каждую весну трещины в коре березы, откуда черпают охочие любители березовый сок. Ей снова хотелось петь, общаться с милыми подругами (теперь ей никто не возбранял это делать!), бегать и прыгать наперегонки с Белым Пятнышком, путешествовать. Однажды она проснулась от странного ощущения — что-то мешало ей спать на спине. В зеркале она увидела два белоснежных крыла и от радости помчалась целовать свою дочурку.

Через несколько дней к маленькому домику подъехал принц Зигфрид. Он бросился перед Одеттой на колени. «Прости меня, я виноват перед тобой. Я не знаю, что делать… Я люблю только тебя, меня будто заколдовали. Когда я закрываю глаза, я вижу только Одиллию, я думаю о ней непрерывно, но тоскую по тебе, по нашему прошлому. Как нам было хорошо с тобой, помнишь? Я хочу, чтобы все вернулось, как было»…

— Как было — уже не будет, — печально сказала Одетта, — может быть только по-другому.

— А как?

— Я не знаю.
— Ты прощаешь меня?

— Я давно простила тебя, я ведь люблю тебя, но не хочу тебя больше видеть. Я не могу жить с человеком, который во сне произносит с любовью не мое имя.

Печально Зигфрид вернулся к королеве-матери. Спустя какое-то время Илона приехала к Одетте. «Я умоляю тебя — прости моего сына и вернись к нему. Эта мерзавка просто околдовала его. Он не спит, не ест, все доспехи сваливаются с него. Чтобы забыться — он каждый вечер пьет воду, настоянную на камышах, которая сбивает его с ног. По ночам он ходит по дворцу и разговаривает сам с собой».

— Но может быть он любит Одиллию?

— Нет, это не любовь, это злое наваждение. Я же помню, как было у вас. Зигфрид тогда сиял от счастья, места себе не находил от радости. А сейчас весь высох, почернел, мне кажется, ему недолго осталось… Спаси моего мальчика, в нем весь смысл моей жизни…

У Одетты сжалось сердце. «Как это?»

— А так. Мой придворный лекарь сказал, что он бессилен, что колдовская любовь, приворот до смерти довести могут.

— Но может быть его не надо спасать, может быть Одиллия его любит?

— Да какая там любовь! Она иногда прилетает по ночам на озеро. После каждой встречи Зигфрид дарит ей очередную фамильную драгоценность, умоляет ее побыть подольше, а она торопиться улететь, говорит, что хочет остаться свободной и не принадлежать никому. Я уже несколько раз просила королевского стрелка подкараулить ведьму, когда она прилетает и подстрелить ее стрелой, но ничего не получается, стрелы как заколдованные возвращаются обратно. Ведьма и есть ведьма.

— Но ведь должна же она бояться за его здоровье, она же видит, как он страдает?

— Ей все равно, ей просто нравится ощущать свою власть над ним, нравится, что еще один принц сходит по ней с ума, по-моему, она их просто коллекционирует.

Одетта пошла в глубину Заповедного Леса к старой знахарке, которой она когда-то приносила еду из дворца. Та встретила ее ласково.

— Что тебе, детонька надо, отчего ты так печальна?
— Я боюсь за своего мужа, его заколдовала подлая ведьма и он может погибнуть. Помоги мне!

— Сейчас посмотрим. Вот тебе флакончик из Лебединого Озера. Я набрала воду из него пять лет назад, когда вода в Озере была прозрачной как стекло. Она очень полезна любящим, ведь столько поколений лебединых пар плавали в водах Озера, передавая свои чувства ему. Эта вода Прозрения. В любви ведь так важна чистота и прозрачность чувств, понимание и прозрение, в мутной же воде любовь не живет. Возьми эту воду. Давай пить принцу и сама пей. Тебе тоже надо многое понять в себе.

С сомнением взял Зигфрид воду из рук Одетты. Но, выпив первый бокал, вдруг посмотрел на Одетту: «Одетта, милая, прости меня, спасибо тебе! Я сейчас явственно увидел Одиллию, так же явственно как тебя … Она в каком-то дворце, перед ней на коленях стоит незнакомый молодой принц. Вот он надевает ей на палец обручальное кольцо, а она торжествующе хохочет. Боже мой, какая подлость, ведьма проклятая! Какую же боль я причинял тебе, я только сейчас почувствовал. Я не хочу жить, так болит душа!»

— Зигфрид, милый, успокойся, мне недавно было так же больно как тебе. Но постепенно боль прошла, и я верю — у тебя она тоже уйдет. Сейчас, ты не поверишь, я даже по-своему, благодарна Одиллии.

???

— Эта история заставила меня взглянуть на нас с тобой по-другому. Я поняла, почему потеряла тебя. Все годы я воевала с внешним врагом — твоей матерью, все пыталась освободиться от ее влияния и диктата, ваш дворец просто душил меня, и я мечтала вырваться из него и жить с тобой и Белым Пятнышком. А оказывается, решетки были у меня внутри, вот мне и не пелось и Озеро мое это почувствовало, заболачивалось. Вот и ты забыл, какой я была раньше. Поэтому и смогла появиться в твоей жизни Одиллия, на ее месте могла быть и другая принцесса…

— Как ты думаешь, я поправлюсь?

— Я этого очень хочу.

Прошло полгода, постепенно целебная вода стала делать свое дело: Зигфрид потихоньку стал набираться сил, есть с аппетитом, начал иногда выезжать из дворца, даже принял один раз участие в рыцарском турнире. Но Одиллия видела, что глаза его по-прежнему были печальными, взгляд скользил по ней без особого интереса. Ей стало казаться, что любовь их умерла навсегда.

Сначала отчаяние, потом негодование, даже обида стали расти в ее душе. Она обратилась за помощью к своей крестной — Фее Разноцветных Снов. Та встретила ее приветливо, но не торопилась выказывать ей сочувствие, на которое же, конечно, рассчитывала Одетта.

— Матушка, мне так обидно! — начала Одетта.

— И отчего тебе собственно обидно? Ты решила, что раз спасла своего мужа — теперь он весь твой, с потрохами, и от вечной благодарности к тебе будет носить тебя на руках всю оставшуюся жизнь? Верно?

Верно, — потупилась Одетта.

— Вот то-то и оно, А ведь в любви не может быть благодарности, вернее нельзя любить из Благодарности. Это, в общем-то, принуждение, принуждение из-за необходимости расплачиваться за добро, сделанное тобой.

— А как же? Вернется ли снова его любовь ко мне? Ведь он тайком вынимает медальон с портретом Одиллии и рассматривает его. Недавно он сказал мне, что понимает, какую неблаговидную роль сыграла она в его жизни. Но ничего не может с собой поделать, не может ее забыть, она — точно чесоточный зудень проникла в его душу, и никак ему ее оттуда не выковырять… Мне так обидно. Я же лучше ее во сто крат!

— А он не ценит тебя, такую белую и пушистую!

— Матушка, не издевайся надо мной, мне так плохо!

— Милая, ты мне напомнила притчу про двух монахов дзен, к которым обратилась девушка с просьбой перенести ее через реку. Один перенес ее, а другой страшно разозлился на него за это. Первый монах сказал ему, что просто перенес девушку и оставил на берегу, а его спутник все еще несет ее.

— Значит, мне нужно все оставить, как есть. Ничем не помогать Зигфриду?

— Конечно. Подмети только мусор ваших ссор, недомолвок и обид и посмотри, что осталось на совке, что тебе говорит твое сердце?

— Мое сердце говорит — уходи, бери свое Белое Пятнышко и предоставь Зигфрида самому себе…

— Правильно, нельзя всё время подстилать ему соломку, оберегать и защищать от жизни, он должен созреть и сделать свой выбор сам. Только разлука, причиняющая боль, боль от расставания может пробудить его, только боль от хирургической операции, настоящее отсечение может спасти больную душу.

— А как же я?

— А ты ищи семена Любви в своей душе.

— А к кому?

— Сейчас это не так важно. Пусть ростки окрепнут и вырастут, тогда поймешь, какую Любовь ты будешь собирать…
Прошел год. Лебединое Озеро как-то незаметно стало очищаться. На его берегах уже не росли камыши, вода в нем вновь стала чистой и прозрачной как слеза. И весной на него прилетели несколько лебединых пар.
Однажды в маленьком домике в Заповедном Лесу раздался громкий, заливистый плач. Вскоре к Лебединому Озеру стала приходить молодая пара, которая прогуливала по берегу озера коляску со сладко сопящим в ней малышом.

 

Герасименко Елизавета, г. Харьков

 

Это две Сказки о любви –очень разной-в одной (Цветок любви)-побеждающей трудности , другой-разрушающей ревностью («Волчья ягода»).
Прочитайте, задумайтесь, какая любовь Вам ближе, какую Вы пустите в сердце?

 

Волчья ягода.

 

Жил был один юноша стройный и красивый. Было у него сердце молодое , нетерпеливое. Мечтал он о любви горячей , как огонь и бескрайней, как океан. Ждал он , ждал , а любви как не было , так и нет.Вот и пошел он к колдунье за снадобьем , чтоб помогла ему любовь в сердце поселить.

А колдунья та любила над людьми смеяться , любила голову им морочить, ведь правды они не узнают ,а ей потеха, когда страдают людские сердца, когда рвет их на части боль или обида .Вот к ней пришел к ней юноша , встретила она его ласково , показала сначала зеркальце волшебное :

-На, мол ,загляни на свою зазнобу. Уж как хороша то!

Глянул на лицо девушки в зеркале юноша и впрямь- красива девица. Заволновалось его сердце, о котором прежде он и не догадывался. А колдунья то ему снадобье подносит, написано на чаше «любовь до гроба». Выпил юноша ту чашу не думая и закружилась у него голова.

Только в чашу ту колдунья налила совсем не любовь , а страсть пылкую да жгучую. Почувствовал юноша жар в груди да такой жар ,что не смог он минуты на месте сидеть и полетел он стрелой к той девице. Видно хорошо услужила ему колдунья. Сразу пришёлся он по сердцу девице, даже пригласила она его вечерами прогулки вместе делать, речи говорить.

-Ах ,спасибо, колдунье , -думал юноша- помогла мне приворожить красавицу. Только холодна она , не целует в жаркие уста, не облегчает моего жара в груди!

И снова побежал он к колдунье . А колдунья уж ждет его.

Говорит ему : Подлей девице моего снадобья из чаши любви, полюбит она тебя пуще прежнего!». И дала ему снадобья. Вот дождался он встречи с девицей, стал ей угощать, стал ей вина наливать, а в её фужер капнул снадобья колдовского. Запылало у девицы все в груди, аж сердце закололо. И хорошо ей и больно, голова кружится, ноги подкашиваются , губы огнем горят. Сорвал юноша у девицы ни один поцелуй. А грудь молодецкая все одно- печет, и с каждым днем больше. Пошел он к колдунье за советом.

-Отчего в груди болит, отчего не рад я?- спрашивает. – Отчего, словно мука на горло давит и горчит во рту?

-От того , милок, что хотят у тебя украсть девицу, вона какая она у тебя красавица!-решила подлить масла в огонь колдунья.

-Что же мне делать, бабушка? -огорчился юноша и понял, что не зря его сердце болело, значит беду чувствовало.

Обрадовалась колдунья , все по её складывается, ух намучит она глупых юношу и девицу ,ух всласть потешится! И говорит:

-Дам я тебе еще снадобья? чтоб сильнее друг друга любили, чтоб друг к другу прилепились ,без подвенечных нарядов, пустое это дело. Главное, значит, чтобы её никто у тебя не украл. Дам я тебе клетку невидимую. Посадишь в неё девицу , как только кто к ней приближаться будет - почуешь укол в сердце , а как почуешь -то должен по волчьи на девицу свою трижды рыкнуть. Будет она тебя бояться и никого к себе не пустит! Будет твоя- на веки!

-Та я не умею по волчьи!- расстроился юноша.

-А, не волнуйся, милок,-захихикала старуха. Возьмешь у меня волчью ягоду. Как, значит почувствуешь укол в сердце –съешь ягодку-ой как помогает, жуть! .-Ободрила старуха юношу. -Уж проверено -не раз! Сказала она и принесла ягод с дерева ревности, что прятала в своем саду.

Поспешил юноша к девице , взял её за руки белые и завел в клетку невидимую. Сорвал опять поцелуй и пошел домой .Да не успел до дому дойти, как заколол его сердце , как иглою пронзенное, от такой боли вскрикнул юноша. Слезы из глаз потекли, голова закружилась, стал не мил ему белый свет, стал он злиться на девицу,

-Ах так !-,вскрикнул юноша – и проглотил сразу 5 волчьих ягод.

Налились его глаза кровью, затряслись руки, прибежал он к девице стал рычать на неё по волчьи , стал кулаками размахивать:

-Как посмела на другого глядеть ?Я же люблю тебя, девица!

-Да и я тебя люблю, -ответила напуганная девица ,- успокойся милый. Кто тебя так напугал?

-Знаю, хочешь уйти от меня!, -закричал в гневе юноша.

-Ах, ну что ты ,милый, я тебя люблю, мои губы еще от твоих поцелуев не остыли , я только о тебе и мечтаю!- покатились у девицы слезы из глаз. Заболело её сердечко, вместо жара в груди поселились страх и боль.

А юноша успокоился и пошел спать домой. Да, только с тех пор так и повелось.

Кололо сердце юноши по многу раз в день. Бросал он тогда все свои науки и ремесла , уж ни о чем больше думать не мог. Да и как тут думать, сердце болит, дышать тяжело. Любит он девицу и с каждым днем все боле боится её потерять . Стал он волчью ягоду каждый день горстями есть, стал он на девицу рычать. А девица и сама не рада , и любит юношу и боится. А любовь прежде горячая та бурная ,стала тяжелой как камень, сжимала ей сердце по ночам, спать не давала.

А самое плохое, что не радовали их теперь не речи , ни поцелуи. Сыпались с их уст укоры горькие, лились слезы горючие. А колдунье этого и надобно. Смотрит она по вечерам в свое зеркало усмехается. Нет, когда ягода та закончится Прибежит за ней юноша , никуда не денется так и сталось

Прибегает к ней юноша , с порога кричит

-Давай - давай мне волчьей ягоды!

А колдунья говорит:

-Ягода тебе уж не поможет. Тебе уж милый только цепь нужна, посади девицу на цепь как собаку, привяжи к своей ноге, тогда она всегда при тебе будет , никуда не денется!

-Давай цепь! -кричит юноша, давай скорее-сердце колит, чувствую я ,кто то с ней говорит.

А колдунья говорит:

-Так и есть, посмотри в зеркало –сам увидишь !

Глянул юноша , видит сидит девица на лавочке а к ней подъезжает молодец на коне. Встал он с коня и обнял девицу . Вырвал юноша цепь у колдуньи и бегом к девице.

А молодец тот оказался братом девицы, что вернулся из дальнего странствия. Приехал он её навестить , привез ей подарков, посадил к себе на коня говорит

-Расскажи сестрица как живешь, отчего глаза прежде ясные да веселые –стали темными да печальными., отчего бледна ты как луна?

-Ох, братец миленький, уж не знаю как сказать тебе, только полюбил меня юноша . Уж красавец, он молодец, да только , боится он меня потерять. Криком кричит, волком рычит. Бояться я его стала, забери меня, увези, я хочу отдышаться успокоиться . Словно в клетке сижу, аж воздуху мне не хватает! Целовать хочу его губы алые , а сердце от страха разрывается . Спаси меня!

Ах сестрица, не гоже молодцу на девицу кричать, не дам я тебя в обиду, не любовь это!

-А что ж такое настоящая любовь, какая она , ты знаешь?

-Нет, не знаю я , только отец наш так сказывал. Настоящая любовь сердцу крылья дает. Легко от неё и весь мир начинает влюбленному сердцу помогать. Льется из сердца песня, расцветают вокруг цветы , разливаются краски буйные. А еще ? говорил отец, что настоящая любовь на солнце похожа. Греет оно если его любят, греет и если его не вспоминают, греет потому , что любит и ответа не требует, никого к себе не привязывает. Греет если тучи набежали, греет не устает , и никому не жалуется. Вон посмотри на него- греет нас солнышко, а в ответ –ничего не просит. Вот она какая, настоящая любовь!

Отвез он сестрицу в терем в лесу ,положил её на кровать, велел пушистой кошке за ней приглядывать. А сам поехал того юношу искать. Вот едет он и видит, бежит юноша , цепь в руках волочит.

Увидал юноша брата девицы и бросился на него.

-Убью тебя !-кричит ,-Вор! , мою девицу забрать решил!

-Усмехнулся брат, обхватил юношу руками крепкими и говорит.

-Я сильнее тебя. Знаю что любишь мою сестру, да только мучишь её понапрасну. -Где цепь взял и для чего?

Обрадовался юноша, что это брат девицы ,а не злой вор и говорит :

-Ох и напугал ты меня , думал украсть её у меня хочешь. Люблю я её. Вот смотри- даже цепь золотую раздобыл, привяжу к себе, никуда не денется!

-Откуда знаешь?- спросил брат.

-От колдуньи, -невозмутимо ответил юноша и добавил - Мудрая она женщина!

Понял брат девицы, что заморочила ему колдунья голову.

-Так ты у колдуньи совет держал?- спрашивает брат.

-Да! –признался юноша, уж очень люблю твою сестру.

-Тогда слушай меня , юноша –ты поедешь к колдунье и велишь ей вернуть все по старому, велишь ей отворот тебе дать от ее прежних пакостей. Иначе не видать тебе моей сестры!

Если любишь мою сестру-люби как солнце ясное любит землю, любовью доброй ,безответной. Не привязывай к себе, как цепную собаку, не сади, как зверя в клетку. Страх с любовью в одном сердце не уместятся , страх и боль - любовь в сердце вытопчут!

-Да боюсь, я что уйдет она от меня, а мне без неё света белого не видно! Боюсь ,что увезут её от меня , боюсь потерять навсегда!-горестно выкрикнул юноша.

-Твой страх не только сердце твое затопил, но и разум. Сердце девицы подвигами добиваются, делами добрыми, заботой верною! Девицу ,что сердцу мила-берегут от лихого слова, а не бьют им , как коня хлыстом. Спрятал я от тебя девицу, не увидишь её доколе –не образумишься. Встретимся с тобой под этим деревом через неделю скажешь мне, какие подвиги для неё готов совершить, какие речи будешь ей говорить . Привезу я её тебя, коли ревность гадкую из сердца выведешь Так и знай !

И поехал брат к сестре. А что было дальше, вы сами расскажите…


Герасименко Елизавета, г. Харьков

 

Цветок любви

 

Жила в одном городе черная голубка в маленьком уютном чердаке . Была она красивая и изящная , с блестящими переливчатыми перышками, отливали они то ли изумрудом , то ли синевою. Были у неё и братья и сестра- голуби. Правда жили они далеко за лесами- за горами. Посылали они друг другу приветы с тучками или солнечными лучами. Была у голубки мечта –научиться исцелять любые хвори , оттого летала она по полям и лесам, собирала травинки, да читала на своем уютном тесном чердачке мудрые книги. А еще ,любовалась она диву , что окружало её. А дива было видимо- невидимо: и розовые зори и жемчужная роса, и ночные звезды ,что приветливо мерцали из далеких миров , и лохматые тучи и раскидистый задумчивый дуб. Так жила она весело и счастливо.

Летал неподалеку от неё голубь сизокрылый, молчаливый ,незаметный. Полюбилась ему та голубка и стал он к ней наведываться. Каждый раз приносил он к ней в клюве алый цветок, прилетит ,поздоровается, положит цветочек на окошечко и улетит. Заметила его голубка, собирала цветы голубя в горшочек и радовалась их красоте. А скоро привыкла она к тому, что прилетает голубь сизокрылый и приносит ей цветок, стала она ждать его с нетерпением .Вот как то прилетел к ней голубь ,положил цветок и собрался улетать, да выпорхнула к нему черная голубка, пристально посмотрела в его глаза, чтобы прочитать , что у него на душе . И открыл ей голубь сизокрылый свою любовь верную и преданную, признался ей в том, что без неё, черной голубки-, не спится ему , не воркуется, что думает о ней и днем и в ночи.

Призадумалась голубка, попросила у него терпения дождаться ответа, но прилетать в гости разрешила. Стали они друзьями верными , стали по полям вместе летать ,голубь ей помогал и травы отыскивать и книги премудрые приносил. А когда накрывал голубку дождь да непогода –укрывал своим крылом. А однажды видела голубка , как спасал голубь сизокрылый чужих голубят от кошки голодной, как кормил желторотого воробушка, выпавшего из гнезда. И не заметила Голубка как в её сердце поселилась тихая радость и покой, как будто кто-то в сердце играет на арфе чистую и добрую музыку . удивило это голубку, стала думать она- да люблю ли я голубя сизокрылого? Ведь любовь должна быть ,как гром среди ясного неба , как ураган в море, а у неё в сердце словно солнышко светит и теплый ветерок дует. Прислушалась она к сердцу, и поняла, что любит её сердечко, но совсем не так как она это себе представляла. Поняла что дорог ей голубь сизокрылый, что не хочется ей отпускать его из своего окошка чердачного. Вот и решили они тогда жить вместе вдвоем. Родились у них славные голубята.

Стали они над ними ворковать, стали свое гнездышко обустраивать. Всё было хорошо, ссоры обходили их стороной. Подрастали голубята и мечтала голубка , чтобы был у них свой уютный домик, а не чердак под крышей, чтоб были у голубят самые вкусные зернышки и самые теплые перышки, чтоб летали они в школу премудрости . Да не легко им приходилось. Налетал на тот домик и ветер холодный и жара засушливая. Вот и не выходило жить так, как хотелось. Стала голубка терзаться , себя и голубя винить , в том что плохо живется голубятам .Только не выходило у голубя жить по иному, приносил он свои жидкие зернышки как прежде .

Думала голубка как быть и решила она забросить свои поля душистые ,свои книги премудрые ,а полетела в орлиную школу. Взяла себе там новое оперение и когти острые и клюв изогнутый. Стала она улетать к далеким скалам за добычей, прилетит бросит в клювы и опять –за добычей. А голубь кормил голубят , пока голубка летала к скалам, Стало уютней в домике, стали вкуснее зернышки. Все бы хорошо да осела у голубки на сердце тяжесть, мечтала она по ночам о полях и травах, о книгах позаброшенных .Терпела она терпела , а тут еще новые подруги орлицы советы дают –на что тебе твой голубь сизокрылый, ты смотри какие орлы на тебя заглядываются , какие у них клювы острые .когти длинные а твой голубь не добытчик, о себе не думаешь ,подумай о голубятах, что живут под чердачной крышей.

Болело у неё сердце от таких слов, гадала она что важнее для голубяток –сытные зерна или тепло любви, острые когти добытчика или доброе воркование по утрам. Сидела она на чердаке, перелистывала книги забытые , и горячие слезы текли по ее перышкам. Не своей я жизнью живу, а ведь она одна , другой не будет. Неужели я мечту свою никогда не исполню, неужели рождена я летать по серым скалам добытчицей. Листала она однажды книгу позабытую и посыпались из нее лепестки засушенные ,тех цветов, что приносил ей голубь под окошечко. Поняла она ,что его любовь дороже любых зерен на свете, а еще поняла, что хочет вернуться к себе самой, к своей мечте. Вспомнились ей слова её голубя

-Делай так, как тебе лучше голубушка , -пока буду жив, помогать тебе буду чем смогу! А коли плохо тебе со мной –лети , я тебя не держу!

. Что ж сказала себе голубка решено! И сбросила она перья та когти орлиные. Позабыла про скалы серые. Достала она свои книги премудрые ,полетела на свои луга позабытые , стала она помогать другим птицам , от хвори их лечить. А тут еще прилетели тучки от сестер да братьев с гостинцами для голубяток с письмецом . «Держи, сестрица, лети к своей мечте , верим, что все по твоему исполнится!»- прочитала она в послании.

Стали снова её зернышки худыми как прежде, остались они жить в чердаке под крышею , только теперь Голубка почувствовала в себе силу лететь к своей мечте, несмотря на холодный ветер , несмотря на злую жару. Стал ей голубь как прежде помогать, стали они дальше жить .Только знала теперь голубка, что для неё полет к мечте важнее вкусных зернышек, ярких перышек. Радовались за неё и голубь и голубята, радовались оттого что стали светиться глаза голубки , и оттого что не улетает она как прежде на скалы. Поверила голубка, что любовь голубя и голубят поможет ей долететь до мечты, а это для неё важнее всего на свете!

 

 

 

 

Яна Егорова, г. Одесса 

Волшебница и король

 

В одном обычном городе, с обычными домами и улицами и совершенно обычными жителями, в самом обычном домике жила Волшебница. И было удивительным, что город, которому так не хватало волшебства и жители, которые так жаждали чудес, ничего о Волшебнице не знали. Но самым удивительным было то, что Волшебница никогда не скрывала своего умения творить чудеса. Хотя, впрочем никогда об этом и не говорила. Она просто помогала тем, кому это было нужно. Случалось, что кто-то из жителей города отправлялся в необыкновенное путешествие. И конечно по пути с ним случались различные приключения. Частенько приходилось сражаться со страшными чудовищами, выбираться из цепких ловушек, а иногда просто останавливаться на распутье. И если отправившемуся в путешествие предстояло стать настоящим героем, он рано или поздно обязательно попадал к Волшебнице. А попав к Волшебнице, он получал то, что было ему необходимо: исцеление тела и души, питание для ума и сердца и конечно волшебные предметы - клубочек ниток, указывающий путь, зеркальце, показывающее прошлое настоящее и будущее, были у Волшебницы и напиток храбрости и молодильные яблоки. Оказавшись в ее прекрасном саду, путникам долго не хотелось уходить. Но звала дорога, ждали приключения и они снова отправлялись в путь. Однажды, то ли из соседнего государства, то ли из дальнего королевства в домике Волшебницы появился самый настоящий Король. Король уже давно один правил в своем государстве. Как это случилось и почему никто не знал. Только знали очень многие, что страдал Король от какого-то странного недуга. То ли старые раны давали о себе знать, то ли сказывалось одиночество, но случалось так, что глаза Короля переставали видеть краски, и все становилось для него черным, белым и серым. А в голове появлялся какой-то гул. И хотя Король славился своей добротой, храбростью и мудростью даже за пределами своего государства, были дни, когда править Король никак не мог. Многие лекари пытались его вылечить, да все было бесполезно, пока однажды в его замке не оказался чужестранец из того самого обычного города, где жила Волшебница. Узнав о Волшебнице, Король не раздумывая и не теряя времени даром, отправился в путь. И, вероятно это тоже был его путь, потому как к Волшебнице он попал как раз вовремя. Как раз тогда когда Волшебница его ждала, заглянув как обычно в свое волшебное зеркало. Вот тут то и произошло самое удивительное и невероятное! Прикоснувшись к Королю, Волшебница почувствовала его Могущество и Величие и эти качества тотчас же стали и ее качествами тоже. А Король, прикоснувшись к Волшебнице, почувствовал необыкновенную Красоту и Гармонию - и эти качества сразу же распространились и на него. К сожалению, бывает такое, что даже Волшебницы и Короли совершают ошибки. То ли увлекаясь новыми возможностями, то ли боясь изменить устоявшийся порядок вещей, а может просто не сразу понимая смысл полученного подарка...Да только Король обрадовавшись беспредельно и одарив Волшебницу богатыми дарами, поспешил к себе во дворец. А Волшебница, как и прежде, продолжала заниматься своими волшебными делами. Но! Волшебство ее, обретя Могущество, стало распространяться и затрагивать самых обычных жителей, вызывая в их сердцах жажду, стать настоящими героями. А Величие, которым теперь обладало волшебство, рождало в их душах Веру! В обычном городе стали происходить необычные вещи, я бы даже сказала - волшебные! А что же в государстве Короля? Король наслаждался Красотой и Гармонией. Он слушал пение птиц и журчание ручья, любовался красками природы, наблюдал за восходом и закатом солнца и тем как шелестят на ветру листья деревьев. Все было бы хорошо, но в определенный срок волшебство подошло к концу. Король почувствовал, что Гармонии и Красоты становится все меньше и возвращается серость и шум. А Волшебница поняла, что ее волшебство вновь сворачивается до размеров ее домика, к которому только особые смельчаки находили дорогу. Вот тогда то Король и Волшебница поняли смысл полученных ими подарков и то, что расставание и возвращение к привычному, было ошибкой. Они устремились навстречу друг к другу, а встретившись, крепко взяли друг друга за руки, заглянули в глаза и прочли все то, ради чего была устроена эта удивительная встреча. С тех пор они больше не расставались. Говорят, что и теперь они путешествуют по миру, распространяя Могущество и Величие доброго Волшебства.

 

 

 

 

Соколова Ольга

Иван да Марья 

Всем, кто любит посвящается

 

Жили-были на свете Иван да Марья. Ладно жили: дружно да весело, друг о друге заботились, во всем помогали. Деток у них народилось пятеро – трое сыновей да две дочери. Словом, настоящая Семья! Жили они, радовались и не знали, что беда уже рядом притаилась.

Поехал как-то Иван в воскресный день на базар, кое-чего для хозяйства прикупить. И уже домой возвращался, да увидел такую картину: народ столпился и кого-то, открыв рот, слушает. Подошел Иван поближе. А внутри людского кольца бабулька невзрачная стоит и тусклым невыразительным голосом бубнит что-то.

«И что народ рты раскрыл?» - удивился Иван и уже хотел уходить, но до слуха его кое-какие слова долетели. 

«Это что же получается, - вещала старушка, - кто-то бедно живет, концы с концами еле сводит, а кто-то с жиру бесится!» И слова эти вдруг в самую душу Ивану запали, задели его не по-хорошему. Вспомнилось мужику, что сосед его Степан новые хоромы себе построил на два этажа. Сроду Иван никому не завидовал, а тут забылось ему, почему-то, что у Степана трое дюжих сыновей, да все в женихах уже ходят. Забылось, как Степан с парнями своими, отставив сон и отдых, каждое бревнышко на собственных плечах перенесли да в сруб сложили. Забылось, как зимними темными вечерами соседи резали веселые наличники для своего терема, как руки их умелые ни минуточки не отдыхали, как он же сам с женой своей Марьей руками всплескивал да хвалил узоры резные. Все забыл Иван в тот момент – одно помнил: у Степана терем выше да краше, чем у него! 

А дальше – больше! Слушает он бабульку, а мир вокруг все черней и беспросветней кажется. И другие  люди хмурые стоят, мрачно перешептываются: «Правду говорит старуха – нет в мире справедливости!» 

Не заметил Иван, как до вечера простоял в этой серой толпе, правдоискательницу слушая. Вернулся домой на вечерней зорьке.

Выбежала Марья встречать долгожданного мужа и обомлела – как подменили любимого! Ясные голубые глаза Ивана в стальной прищур сузились, губы в тонкую злую линию поджались. Смотрит, словно насквозь прожигает.

- Как дела, Иванушка? – Марья спрашивает.

- Как сажа бела! – Иван отрезает.

- Устал ты, любимый, - не отступает жена.

- Как не устать, - ворчит Иван, - когда дороги – сплошные ухабы!

Борща наваристого Марья наливает, душистого хлеба ломоть подает, а муж в одну точку уставился и без аппетита борщ в себя вливает – мысли его черные одолели. 

И пошла с этого вечера совсем другая жизнь. Смеха да радости в доме не стало. Целыми днями Иван за всеми следит да недостатки подмечает: всё вокруг не то и не так! Не только чужие люди, собственные дети от бати шарахаются – ничем ему не угодишь. 

Марьюшка аж с лица спала, ночами плачет-заливается. К милому на кривой козе не подъедешь - всем не доволен.

А в один черный день, когда муж особо придирчивым и ворчливым был, Марья вдруг почувствовала, как холодная змея раздражения вползла в ее сердце и стала вить там гнездо. И сразу все достоинства любимого померкли, а недостатки стали явными, даже выпуклыми. Видит Марьюшка сидит перед ней стареющий мужчинка: взгляд тусклый, плечи понурые и «бу-бу-бу».

«Чужой совсем! Никакой-то радости от него! – подумала так Марья, да сама этим мыслям ужаснулась. А потом свои думы собрала, в чувствах порядок навела и решила твердо: «Надо свое счастье спасать! Схожу-ка я к бабушке».

Бабушка у Марьи жила на маленьком хуторе посреди векового леса. Муж ее, стало быть, Марьюшкин дед, кем-то вроде лесника был. Да в прошлом году заснул дедушка и не проснулся. Вот теперь бабуля одна на хуторе и жила. Одни люди удивлялись, как ей одной в лесу-то не страшно. А другие шептались: «Да она смолоду с лешаками да болотниками зналась – чего ж ей в старости бояться». 

На счет лесной нечисти Марья ничего сказать не могла – не знала. А вот то, что при болезни и в любую трудную минуту односельчане к бабушке бежали, - это она знала точно. Мудрая была бабушка да прозорливая: секреты многих трав знала, в любой беде посоветовать и помочь могла. 

Испекла Марья с утра ржаных хлебов, которые бабушка очень любила, поставила в корзинку кувшин со свежим молоком и отправилась в путь-дорогу. К обеду вышла на полянку, к бабушкиной избушке.

А та уже давно внучку  на порожке поджидает, лучится всеми своими морщинками – рада! Обнялись, поцеловались три раза. Марьюшка бабушке все поклоны передала, все новости деревенские рассказала. Посидели на крылечке, помолчали. А потом бабушка внимательно взглянула на Марью: «Ну, внученька, рассказывай, что за беда у тебя приключилась».

Заплакала Марьюшка и поведала бабуле про свою печаль-кручину. Выслушав ее рассказ, старушка вздохнула: «Да, внученька серьезная беда приключилась с твоим Иваном. Где-то он на своем пути с Кривдой-Хулой пересекся, да бациллами, которые она вокруг себя сеет, заразился. В его-то возрасте легче всего эту заразу подхватить».

- Да где же он с ней встретился? – удивилась Марья

- А с ней, девонька, где угодно, встретиться можно. Иногда она добрым товарищем-попутчиком прикидывается, идет рядышком да в мысли твои яд потихоньку вливает: «Ах, как все вокруг погано! Как нам с тобой, добрым людям, жить-то на этой земле? Хоть сейчас в гроб ложись да помирай!» А бывает, старцем седобородым обернется, с богатым жизненным опытом. И все-то он про жизнь-злодейку знает, все ее темные стороны подробно тебе опишет! Иногда же, внученька, коварная Хула тебе грамотку в руки сунет. А там все так умненько да складненько все о том же: «Нет житья хорошему человеку, одна мерзость да гадость вокруг!» Вот так ходит по земле злодейка и всех, кто с ней встречается да в разговоры вступает, своими бациллами заражает: человек уже ничего после этого вокруг, окромя худого, и не видит. 

Вот Иван твой. Разве раньше у него жизнь легче была, или все вокруг ангелами порхали? Нет, конечно. Только другими глазами он на жизнь-то смотрел – незамутненными, здравыми. И в глазах этих мир отражался во всем его многообразии: и светлое - и темное, и красивое – и безобразное. А если человек видит, что ночь обязательно ясной зоренькой обернется, после зимы лютой – весна-красна придет, что же ему горевать-то?  Потерпи немножко – печаль радостью сменится! Теперь же у него словно шоры темные на глазах: ничего кроме безобразия не видит. Да еще, наверное, время от времени ездит злом бацильным подпитываться?

Подтвердила Марьюшка, что муж в воскресные дни повадился не в Храм Божий ходить, а в город ездить «по делам», как он говорит.

- Так вот значит, какие у него там дела! - И вспомнила Марья, что после города Иван еще мрачнее, чем обычно возвращается, еще ворчливей и придирчивей становится.

- Что же мне делать-то, бабушка? – пригорюнилась Марья.

- По-прежнему Ивана любишь? Не торопись. Загляни в свое сердце и ответь, есть ли у тебя силы бороться за своего суженного против Кривды-Хулы?

Марья призадумалась, и вдруг так ярко вспомнилось, как она впервые с Иваном повстречалась, как в глазах его утонула, как сердце запело от счастья! Да разве сможет она предать их любовь, годами испытанную да проверенную!

- Готова я, бабушка, за Ивана бороться! Только вот ума не приложу, как мне со злодейкой Кривдой справиться.

- А ты думай, соображай, внученька! Вот, к примеру: Кривда-Хула морок на людей насылать любит. Что лучше всего против наваждения помогает?

- Здравый смысл? – несмело предположила Марьюшка и улыбнулась, увидев, как радостно закивала бабушка.

- Правильно, детка, в борьбе с Кривдой главное – голову не потерять! А чем мы с тобой от раздражения, подозрительности и нетерпимости защищаться будем?

- Терпением, сердцем кротким да отходчивым, - уже смелее заговорила Марья.

- Ай, да внученька! – одобрила старушка. А против слова злого, обидного, что у нас имеется?

- Шутка веселая, да смех исцеляющий!

Тут бабушка посерьезнела и произнесла:

- Всё так, Марьюшка! Есть у людей разное оружие против Кривды-Хулы, но самое важное – это Любовь. Если нет в сердце искренней любви к своему ближнему, ни за что Хулу не победить! Знаю, внученька, сильна твоя любовь к Ивану, но и поддержка ей не помешает. Выпей-ка отвар из душистых лесных трав, я в него для укрепления сил твоих цветок иван-да-марья добавила – символ неразделимости вашего союза с любимым. 

Выпила Марья бабушкин медовый отвар, поблагодарила ее, поклонилась ей в самые ноженьки и отправилась домой.

… Вот приходит очередное воскресенье – Иван с раннего утра в город умчался. Проводив мужа, Марья перед образами свечку затеплила, Бога о помощи в трудном деле попросила. Затем облилась чистой ключевой водицей и  надела свой самый нарядный сарафан, сделав все так, как бабушка научила. Дети словно понимая, что происходит что-то важное и необычное,  ни о чем ее не спрашивали, только следили за ее сборами тревожными взглядами.  Напоследок наказала Марья старшей дочери за младшими следить и решительно зашагала в сторону города. 

Добралась Марьюшка до города, когда солнышко уже высоко стояло, ходит она по улицам, по сторонам посматривает, Ивана своего выглядывает.

Недалеко прошла – оказалась на городском базаре. Везде суета, зазывные крики, мелькание товаров и лица, лица, лица… Совсем Марья растерялась, да вдруг увидела неподалеку большую толпу. Подошла, встала в задних рядах и спросила у женщины, которая рядом оказалась:

- А что это народ столпился?

- Правду слушает! – отрезала та. А у самой брови насуплены, лицо мрачное.

Екнуло у Марьи сердце: «Здесь надо любимого искать!»

Стала она потихонечку к центру пробираться, и, чем ближе к нему оказывалась, тем раздраженней и злее становились вокруг люди.

И вот, наконец, увидела Марья объект общего внимания: невысокая серенькая старушонка с невыразительным лицом о чем-то вещает собравшимся. Прислушалась Марьюшка. 

- А еда-то теперь несъедобная. Немчура заграничная специально для русского человека ее придумала, чтобы извести, со свету сжить. Делают-то ее из навозу, из глины, из того, что нутро человеческое переварить не может.

Люди вокруг кивают мрачно, поддакивают. Смотрит на них Марья и удивляется, словно морок на всех нашел. Самое время здравый смысл на помощь призвать.

- Что же это вы, бабушка, говорите? Разве мало нам земля-матушка чистой да полезной пищи дает? И зерна разного, и фруктов и овощей. А в лес зайди! Там тебе и грибы, и ягоды! С голоду не пропадем, лишь бы сами не ленились да не пакостили там, где живем – с благодарностью и заботой к природе относились. Ведь так, добрые люди? – обратилась Марьюшка к окружающим ее людям.

А те, словно, проснулись: глазами хлопают, друг на друга удивленно глядят.

- А верно говорит красавица! – раздались голоса.

С бабки вмиг благость и спокойствие слетели. Ощерилась она на Марью, шипит, слюной брызжет:

- Ты сама-то, кто такая? Ой, глядите, люди добрые, не из этих ли самых вредителей-шпиёнов выискалась? За вашими животами и душами явилась!

Народ от Марьи отхлынул – в глазах настороженность, недоверие, кулаки сжаты!

Собрала Марья всю свою волю в кулак и улыбнулась всем светло и открыто. Словно солнечный свет заиграл на лицах.

- Что вы, бабушка, - ласково произнесла она. Земля эта моя родимая: здесь родилась, здесь и помирать буду.

- Чем докажешь? – ярится старуха.

А Марьюшка вдруг тихонечко запела. Звуки колыбельной, ласковой, как сама матушка, поплыли над толпой. И показалось вдруг людям, что все они вернулись в свое безоблачное детство, где все наполнено материнской любовью и заботой.

Песня же незаметно перешла в плясовую, веселую и безудержную. И слушатели мысленно перенеслись в те дни, когда были молодыми, и кровь бурлила в венах, и силушки было, хоть отбавляй, и радость переполняла душу! 

А в напев уже вкралась грустинка свадебных песен. И каждому вдруг припомнилась его Любовь, всем вдруг захотелось немедленно увидеть и обнять своих возлюбленных, Богом им подаренных на всю жизнь.

Песня же вдруг снова в колыбельную превратилась, словно замкнулся виток жизни и начал раскручиваться дальше в своей бесконечности… 

Растаяли в воздухе последние звуки, а люди все стояли молча, не в силах справиться с чувствами, переполняющими их. Словно живительный ливень омыл их души – все засверкало и заискрилось по-новому!

Из толпы послышались голоса:

- Наша она! Так сердце песней тронуть может только тот, кто с этой песней родился и рос!

- Ишь, разголосилась, - зло проворчала старуха, понимая, что Марья выиграла этот поединок.

- Извини, бабушка, что пела своим голосом – с чужих голосов петь не приучена, - озорно тряхнув головой, весело ответила певунья.

Народ рассмеялся, и словно последний морок развеялся: все вокруг улыбаются, лица у всех светлые да открытые.

- Кто ж ты такая, умница? – поинтересовались из толпы.

- Жена она моя любимая, - вдруг раздался голос прямо за ее спиной, и руки мужа ласково легли на ее плечи. Марьюшка в пылу спора и не заметила, как Иван, пробравшись сквозь толпу, крепкой необоримой стеной встал возле жены. Прислонилась она к нему и счастливым сердцем поняла, что снова ЗА МУЖЕМ. 

Но старуха не спешила сдаваться. Сверля Марью своими злобными глазками, она вкрадчиво произнесла:

- Ну, то, что умная да смелая, ты доказала. А вот, как у тебя с честностью? Ответь-ка, красавица: не уж-то на мужа своего Ивана никогда не раздражалась, в выборе своем не сомневалась? А меня так-таки ни разу не призывала да на мужа своего не насылала? Любовь-то твоя за годы совместной с ним жизни, небось, до сухого листика скукожилась? Отвечай честно народу!

И много вопрошающих глаз обратилось на Марью, а руки любимого дрогнули и поползли с ее плеч. Вот оно, самое главное испытание, про которое бабушка предупреждала! 

Заглянула Марьюшка в свою душу и медленно, но твердо стала держать ответ.

- Это ты правду сказала: и сомнения были, и раздражение душу мутило. Но тебя, врагиня, никогда на голову Ивана не посылала, зла ему не желала!  А любовь моя к мужу теперь даже сильнее сделалась. Благодарю тебя – научила, что счастье наше хрупкое, в защите нуждается! А теперь, Хула-Кривда, прочь отсюда! Не отдам тебе Ивана!

Как услышала старушонка, что Марья имя ее угадала, взвизгнула зло, подпрыгнула на месте и, превратившись в темный сгусток, унеслась прочь.

Обнял Иван свою Марью, и все вокруг облегченно заулыбались.

Тут и сказку закончить можно… 

Только, если вы думаете, что Иван так сразу от вредных бацилл исцелился, то ошибаетесь! Марьюшка еще долго его лечила: здравым смыслом, сердцем легким отходчивым, шуткой веселой, а, самое главное – своею Любовью.

                                                 

                                                                                                                 Июль 2011

  

Дорогие Сказочники и Сказочницы! Если Вы любите писать сказки, если Ваши сказки уже помогли кому-то, то, пожалуйста, не стесняйтесь поделиться ими с другими! 

  Вы можете отправить свою сказку на электронный адрес administrator@cka3ka-miks.com.  Лучшие сказки, по итогам экспертизы, попадут на наш сайт в раздел "Любимые сказки".  А в конце года Авторы тех сказок, которые соберут наибольшее количество положительных отзывов, получат специальный Приз от нашего Института!  Участвуйте! Делитесь своими сказками!

Дорогие Друзья,  просим Вас, если Вы прикрепляете свою сказку к письму отельным файлом, то называйте, пожалуйста файл по такой схеме "Фамилия, Имя, Автора (Вас), Название Сказки" (а не только название сказки). Благодарим!

 

Дорогие Друзья! Мы открываем голосование на выбор Лучшей Сказки 2013 года! Чтобы приянять участие в голосовании, ознакомтесь, пожалуйста, со сказками и раздела "Любимые сказки" и выберите наиболее понравившуюся Вам историю. О своем решении, просим Вас написать в форму ниже, указав Автора и название Сказки.  Автор сказки набравший наибольшее количество голосов по итогам годового голосования получит специальный Приз от нашего Института! Поддержим наших Сказочников!